Крест.


       Господь Иисус Христос призвал взять свой крест, чтобы идти за Ним: «кто хочет по Мне идти, пусть отвергнется себя, возьмёт крест свой и по Мне грядёт». Что означает слово «крест»?   В устах Господа Иисуса Христа слово «крест» означает добровольное служение, связанное с подвигом. Это служение может иметь разное содержание. Во-первых, крестом называют внешние скорби.  В жизни каждому человеку приходится нести болезни и труд; сносить оскорбления и клевету, предательство; лишаться имущества, родных и друзей. Эти скорби образуют для человека крест, то есть испытание и подвиг. Трудности неизбежны, невозможно спрятаться от скорбей и испытаний. Один человек несёт свои скорби с терпением и смирением. Другой старается вывернуться из-под креста и уклониться от скорбей.  Тогда возникает ропот и недовольство своим крестом, обида на судьбу и хула на Бога.
       Есть у христианина иной крест - внутреннего подвига. Это крест покаяния, перемена образа мыслей, изменение своего сознания. Этот крест оказывается еще более трудным, нежели крест внешних скорбей. Мы привыкаем смотреть на себя через призму самолюбия, и самодовольства. Если человек посмотрит на себя через покаяние, осознает нечистоту своей души, увидит свои страсти: жадность и зависть, похоть и гнев, тщеславие и высокомерие, которые не умеет преодолеть. Человек исполняется величайшей скорби от своей беспомощности. Если человек не ищет помощи Божией, его подстерегает опасность, ибо скорбь  приводит одного к покаянию, а другого погружает в уныние или ожесточение.
         Есть еще третий крест - самоотверженной любви и преданности Богу. Его несут избранники Божии, кого мы называем святыми и праведниками. Во имя величайшей любви и преданности Богу, человек отвергается себя, переступает через себя на пути к Царству Божьему: «кто хочет по Мне идти, пусть отвергнется себя, возьмёт крест свой и по Мне грядёт»- призывает Христос. Это крест добровольного самоотвержения и совершенного предания себя Богу. В Святом Евангелии мы находим прообразы трёх крестов.                 Прообразом креста внешних скорбей был крест Симона Киринейского. Когда Иуда предал Господа, его привели из Гефсиманского сада на суд к архиереям. Всю ночь продолжался допрос. Архиереи вынесли смертный приговор, но не имели права его исполнить. Утром они привели Христа на допрос к Пилату. Допросив Христа, Пилат не нашёл в Нем вины, заслуживающей смерти. Но архиереи настаивали на смертном приговоре, ссылаясь на политический мотив: «если отпустишь Его, ты не друг кесарю. Всякий, называющий себя царем, противится кесарю». И устояло слово архиереев и народа. Пилат взял воду, умыл руки на глазах всего народа и сказал:
- неповинен я в крови праведного сего. Смотрите вы! – И народ ответил:
- кровь Его на нас и на детях наших! – Тогда Пилат отдал им Христа на распятие. Воины повели осуждённого во двор для бичевания. Затем, на обессилевшего в страданиях Христа воины возложили тяжелый крест, и страшная процессия двинулась за пределы Иерусалима на Голгофу.
         Впереди шел Господь, неся свой крест, за Ним шли два осужденных разбойника. Их окружали воины, за ними шли плачущие женщины, Иоанн Богослов и толпа народа. Сказалась ночь, прошедшая без сна, сутки без пищи и бичевание. Человеческие Иисуса Христа силы изнемогли, Христос стал падать под крестом. Видя, что осуждённый не может нести крест, воины остановили шествие. В это время с поля возвращался Симон Киринейский. Это был человек крепкого телосложения. Воины остановили его и возложили ему на плечи крест Христов. Симон проходил мимо случайно. Когда воины возложили на Симона крест, он безропотно принял его и покорно понес на Голгофу. Симон не знал Христа. Он понес крест по послушанию Промыслу Божьему. Каждый человек принимает внешние скорби и испытания, подобно Симону Киринейскому. Промысел Божий ведет нас своими путями, и мы не можем предугадать эти пути, не всегда умеем понять их смысл. Принимая промысел Божий с послушанием, мы покоряемся ему и несем свой крест с терпением. Это и есть крест внешних скорбей. Мы принимаем и несем его по послушанию Промыслу Божьему.
       Когда шествие поднялось на Голгофу, Господа распяли на кресте. Рядом с ним распяли двух разбойников. Как и Христос, оба разбойника претерпевали физические страдания. Один из них, в муках, в ожидании неминуемой смерти, вдруг понял, какую нелепую жизнь он прожил. Мысленным взором он охватил прошлое и осознал, как много ему было дано сил и возможностей, и как бесплодно он расточил их.  Творя зло, он оставил в жизни следы, которое люди вспомнят с ужасом. Сожаление о недостойной жизни пробудило в разбойнике покаяние. Хорошо, когда пробуждается совесть и человек может исправить свою жизнь, послужить и Богу и людям. Горько позднее раскаяние, когда не остается времени что-либо изменить. Приближается мучительная смерть и безнадежность. Но разбойник не впал в отчаяние. Он вдруг узнал в Распятом Владыку жизни и смерти, Который имеет власть простить и спасти. В поздний час жизни он обратился ко Христу с молитвой:
          - Помяни меня, Господи, когда придешь в Твое Царство». - Христос принял его покаяние:
        - Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю». - Это звучит непонятно для окружающих. Как может разбойник, войти в рай? Слова Христовы исполнены глубокого смысла. Разбойника больше нет. Произошла перемена, которая называется покаянием. Она возрождает грешника. Рядом со Христом умирает на кресте мученик,   покаянием преодолевший нечистоту своего сердца.
           Покаяться человеку непросто. Иногда говорят: «Подумаешь, согрешил! Поди, покайся и забудь». Это духовное заблуждение человека, который не понимает, что значит покаяние. Кто приносит покаяние, не должен возвращается к прежним грехам. Он начинает жить новой жизнью. Пережитое покаяние, переоценка внутреннего содержания не остаётся без плода. Покаяние меняет человека. Это происходит не сразу. Человек меняется постепенно. Грех - хроническая болезнь, и его власть над человеком преодолевается во времени. Это и есть второй крест - покаяния и преображения.
          Есть, и третий крест, который понёс Сам Господь Иисус Христос. Это Крест величайшей любви, самоотвержения и преданности Богу. Этот Крест исполнен такого величия, что о нем лучше не говорить, а лишь созерцать его великое достоинство. Об этих трех крестах нам говорит сегодня Евангелие: о кресте внешних скорбей, о кресте внутреннего покаяния и возрождения. И  о кресте самоотверженной любви и верности Богу.
          Есть ещё один, четвертый крест, от которого да избавит нас Бог. Это крест второго разбойника. Это крест бесплодных страданий. Когда страдания, скорби, испытания не приводят человека к покаянию, а ведут к ожесточению и богохульству. Да избавит нас Бог от этого креста. Кресты, о которых говорит нам святое Евангелие – это образы служения, которое необходимо принять человеку, чтобы преобразиться и войти в вечную жизнь. Завершая повесть о крестах, евангелист говорит: «Некоторые от здесь стоящих не вкусят смерти, как увидят Царство Божие, пришедшее в силе». Царство Божие, начинается не за горизонтом земной жизни. Царство Божие начинается на земле подвигом несения креста. Царство Божие завершает путь, который проходит христианин с терпением и любовью по земле, чтобы «принять венец жизни, который приготовил Богом любящим Его».

Лазарева суббота.


Дни Великого поста Церковь завершает двумя лучезарными событиями: воскрешением Лазаря, проведшего четыре дня во гробе, и торжественным входом в Иерусалим. Иудеи надеялись провозгласить Христа Царём Израиля, чтобы Он прогнал римлян и восстановил славу израильского Царства, как было во времена Давида и Соломона. Их надежды не отрывались от земли. Они не искали крыльев вечности. Свои надежды они выразили торжественной встречей Христа, входящего в Иерусалим.  Господь вошел в Иерусалим, чтобы вознести на крест и победить человеческий грех, некогда воспринятый в водах Иордана. Человек способен противостоять греху, а Богу содействующу, и побеждать грех. Но есть ещё один враг у человека–смерть. Преодоление смерти не во власти человека. Человек не может одолеть смерть. Господь воспринял человеческую природу, тело и душу, чтобы соединить со Своей Божественной природой, пронизать божественными энергиями. Его человеческое тело становится неподвластным смерти. Господь преодолевает смерть воскресением из мёртвых. Смерть не смогла удержать во гробе Начальника жизни. Смертию он победил смерть.
       Накануне тех страшных дней, когда Христос приближается к крестным страданиям и смерти, приходит в Вифанию, в дом Лазаря и сестёр его Марфы и Марии и находит Лазаря умершим. О смерти Лазаря Он узнал не случайно. Когда Он был в Галилее, Марфа послала Ему весть, что Лазарь болен. Христос ответил: «Эта болезнь не к смерти, а к славе Божьей». А потом сказал ученикам: «Лазарь умер, Я иду разбудить его». Вместе с учениками Иисус вернулся в Вифанию. Марфа встретила Его словами:
-   Господи, если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой.   - Господь ответил:
- Воскреснет брат твой.  
- Знаю, что воскреснет в последний день.
- Я–Воскресение и Жизнь. Веруешь ли этому?
- Верую, что Ты- Христос Сын Бога Живаго, пришедший в мир. - Господь идёт ко гробу Лазаря. Его встречает Мария. В её словах упрёк и боль о потерянном брате:
- Господи, если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. – Приблизившись ко гробу Лазаря, Господь видит плачущих сестёр, и много родных и соседей в печали. и Сам "возмутился духом и прослезился Иисус". Он знает Свою власть над смертью и все же плачет о Лазаре. Печаль о смерти для нас естественна. Каждый знает, что умрёт, а опыт воскресения нам не ведом. Господь приблизился ко гробу и сказал:

   -   Уберите камень. - Марфа предостерегает:

   -   Господи, уже четыре дня во гробе, и тело издаёт запах тления.

  -   Разве Я не сказал тебе, веруй, и увидишь воскресение. - Когда убирали камень, Иисус обратился к Отцу Своему с молитвой, а потом возгласил громким голосом:

  -   Лазарь, выйди вон! - И умерший вышел, обвязанный пеленами. Господь сказал:  

- Развяжите его и пусть идёт. - Народ потрясён увиденным, славит Бога и радуется удивительному событию, может быть не до конца понимая его смысл. Воскрешением Лазаря Господь предваряет собственное воскресение из мёртвых. Сегодня мы, братья, входим в страстные дни. В сердце каждого из нас, как во гробе лежит друг Божий, обернутый в погребальные пелены. Каждый из нас стал другом Божьим через крещение, обещаясь Богу в любви и верности. Тогда в нас родилась и радость о том, что с нами Бог. Тогда всем сердцем, мы стремились к Нему и душу согревала надежда. Шло время, душа остывала в беззаботности о любви и вере, очерствела и окаменела. Теперь в нашем сердце лежит этот друг Божий, ожидая чуда воскресения через слезы покаяния. Творческая сторона души, как заботливая Марфа печётся об этом друге, а созерцательная сторона души, подобно Марии, молится о брате Лазаре. И рождает надежду. Так светильник, воззженный событиями воскрешения Лазаря и входа в Иерусалим, будет светить, когда войдём в страшные дни страстной седмицы, чтобы вместе со Христом пройти до Креста и гроба и с Ним ожить в светоносной день Пасхи.

О, Царь и Бог мой! Слово силы

Во время оно Ты сказал, -

И сокрушен был плен могилы,

И Лазарь ожил и восстал.

Молю, да слово силы грянет,

Да скажешь "встань!" душе моей, -

И мертвая из гроба встанет,

И выйдет в свет Твоих лучей.

И оживет, и величавый

Ее хвалы раздастся глас

Тебе – сиянью Отчей славы,

Тебе – умершему за нас!

Гнилое слово.


Зачатие младенца во чреве матери бывает источником радости в семье. Любовь приносит плод. О зачатии младенца сперва радуются родители. Для остальных людей  событие остается сокровенным до времени. Зачатие ребёнка окутано радостью и тайной. Некогда архангел Гавриил возвестил Деве Марии тайну материнства. В церкви это событие получило название Благовещения. Православное богослужение сопоставляет двух Жен – Еву, как «мать всех живущих на земле», и Деву Марию, раскрывшую врата в вечную жизнь.
      Слово "материнство" пробуждает в каждом человеке трепетную память о детстве, о нежности материнских рук, о тепле и защищенности. Материнство напоминает человеку о его матери – первой женщине в его жизни, подарившей ему богатство бытия, и наполняет сердце благодарностью.  Есть еще одно слово, проихводное от имени "мать" и связанное с ним неслучайной связью. Это слово– «матерщина». Оно собирает и выражает гнусность, пошлость и цинизм, которые развращают сердце. Почему дурное и недостойное человек связывает со светлым именем матери?  Пафос матершины в поругании общезначимой святыни. Это поругание бытия в его источнике- осмеяние Божьего дара. Когда сердце наполняет злоба и человек хочет выплеснуть ее ярко и хл, он сознательно переступает табу, священный запрет, им самим для себя утвержденный: хулит собственную мать, как источник своего бытия.
    Злоба находит удовлетворение, разряжаясь в попрании святыни, которую с благоговением хранит любое человеческое сердце. Злоба удовлетворяется осмеянием любви отца и матери. Надругаться над материнским лоном и таинством собственного рождения – более глубокое надругательство над бытием трудно вообразить: это отказ от собственного бытия- духовное самоубийство. Человек проклинает корни бытия в лице тех, кто его подарил, в лице отца и матери. Последним пределом отвержения является Бог. Некогда Хам надругался над своим отцом Ноем, осмеяв его наготу. Человечество выразило свое осуждение этого поступка, назвав его «хамством». Матерщина выражает циничное отношение к матери.
     Если вдуматься в слова матерщины, становится очевидным, что она выражает антимолитву или молитву сатане – противнику Бога и клеветнику. В основе матерщины лежит отрицание бытия. Это хула на Творца мира - Бога. Лермонтов говорит о демоне: «и ничего во всей природе благословить он не хотел». Через цинизм матерщины человек открывает выход ненависти, злобе и мести. Сублимирует насилие и убийство.  "Исходящее из уст – из сердца исходит; это оскверняет человека; Ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, блуд, кражи, лжесвидетельства, хула: это оскверняет человека». (Мф. 15. 18-20).
    В наши дни матерщина нередко употребляется без эмоционального накала, заполняя нечистотами повседневный быт. Человек употребляет эти слова в быту, обозначая обычные нужды и мысли. Мерзость становится окошком, сквозь которое он смотрит на своё существование, опошляя сознание, язык и образ жизни. Потерялась в памяти заповедь апостола Павла: «Братие! Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших!» (Еф. 4. 29.) Замена сочных и образных выражений русского языка похабными словами свидетельствует об упадке современной культуры и человеческого достоинства.

Преступный суд. ч.7


  Устав, гл.1 ст.9 запретил клирикам и мирянам обращаться в органы государственной власти и в гражданский суд. Однако ни Устав РПЦ, ни Положение о церковном суде не закрепляют за клириками и мирянами право обращаться в церковный суд и не гарантирует им защиту прав. Во-первых, потому, что документы РПЦ не наделяют правами клириков и мирян, так что защищать нечего. Во-вторых, архиерей по своему усмотрению передает на рассмотрение суда заявления клириков и мирян. Право клирика и мирянина на обращение в церковный суд не обеспечено теоретически и практически.
     
П.2 ст.6 Положения косвенно указывает право клирика жаловаться на архиерея: «В случае подачи клириком явно клеветнического заявления о совершении епархиальным архиереем церковного правонарушения заявитель подвергается тому же каноническому наказанию, которое было бы применено в отношении обвиняемого лица, если бы факт совершения им церковного правонарушения был  доказан ( II Вселенского Собора 6 правило)».
     
Цитируя правило Вселенского собора, Положение искажает его смысл, что не делает чести его авторам. Вселенский собор, во-первых, указывает рассматривать частную жалобу любого лица, если епископ причинил ему обиду, чтобы «объявляющий себя обиженным нашел правосудие». Во-вторых, запрещает принимать обвинения в «церковной вине» от нецерковных людей, желающих оклеветать епископа. В-третьих, обвинитель письменно соглашается понести наказание за клевету только в случае апелляции. В–четвертых, правило касается не только клирика, а любого обвинителя: епископа, клирика или мирянина. Эта угроза является единственным подтверждением права клирика обратиться в церковный суд. Итак, за клеветническое заявление на епископа клирик несет ответственность. Если жалоба на епископа окажется справедливой, никто не понесёт ответственность: ни жалующийся клирик, ни виновный епископ. ОЦС отказался рассмотреть жалобу на епископа, вопреки требованию канона (Кирил.1). Публичную клевету и оскорбление клирика со стороны митрополита Евсевия я обжаловал 05.02.09г, как только был учрежден Общецерковный суд (далее-ОЦС).
     
Ссылаясь на вышеуказанное 6-е правило 2-го Вселенского собора, я просил Патриарха и ОЦС рассмотреть мою жалобу. К жалобе прилагались: клеветническое письмо митр.Евсевия, опубликованное в СМИ, клеветнические материалы, опубликованные в марте 2003 года главным редактором Псковского епархиального вестника «Благодатные лучи» №2, митр. Евсевием, а также его Указы и ряд документов. Через неделю после публикации произошло покушение на мою жизнь, опубликованное в «Новой газете №53 (886) «Неужели «заказали» священника?». Правоохранительные органы отказали в расследовании покушения.
     
Спустя полгода, пришел ответ Председателя ОЦС. Митроп.Исидор отказался рассматривать жалобу: «В ответ на Ваше обращение в Общецерковный суд от 6 апреля 2009 года, с обвинением Высокопреосвященнейшего митрополита Псковского и Великолкуского Евсевия в публичных оскорблениях и клевете в Ваш адрес, сообщаю, что в связи с тем, что к Вашему обращению не были приложены доказательства, подтверждающие обвинения, Ваша жалоба не может быть рассмотрена Общецерковным судом» (Исх. №1433« 14» сентября 2009 г.)
       
Согласно п.3 ст.13 Положения, «Церковный суд осуществляют сбор доказательств путем: получения от лиц, участвующих в деле, и иных лиц с их согласия предметов, документов, сведений; опроса лиц с их согласия; истребования характеристик, справок и иных документов от канонических подразделений РПЦ, которые обязаны предоставить запрашиваемые документы». ОЦС отказался собирать доказательства и рассматривать доказательства, представленные истцом.
     
«Документами являются письменные материалы на бумажном или электронном носителе, содержащие сведения об относящихся к делу обстоятельствах. Документы представляются в подлиннике или в форме копии» (Положение п.1-2 ст. 17). Именно такие документы были представлены .
     
« Церковный суд, при необходимости получения доказательств, находящихся в распоряжении канонических подразделений РПЦ, или  доказательств, находящихся в другой  епархии, направляет соответствующий запрос» (Положение п.1 ст.15). ОЦС этого не сделал.
Письменные документы, согласно Положению, являются доказательствами и могли быть запрошены ОЦС в подлинниках, но Председатель ОЦС отказался исполнить эти требования. Где, как и кому докажет клирик, что он - не верблюд?
     
П.1  ст.28 Положения выделяет из церковной структуры элиту, которая живет по другим законам, нежели рядовые клирики и миряне. Элиту составляют епископы, клирики и миряне, назначенные Священным Синодом, пользующиеся исключительными правами, привилегиями и благами в отличие от рядовых клириков и мирян, составляющих церковный охлос. Отличительным признаком церковной номенклатуры является не праведность, не благочестие или ученость, а назначение на должность Священным Синодом.
     
Положение не рассматривает вопрос о профессиональной пригодности судей. Судьи наделены полномочиями, но оставлен открытым вопрос об их образовании, юридической и канонической компетенции. В судах общей юрисдикции нельзя стать судьей, без высшего юридического образования и опыта работы в правоохранительных органах.
     
Положение не требует от церковных судей ни высшего образования, ни юридических и канонических познаний. Например, все пять судей Псковского епархиального суда не имеют высшего образования. Все пять судей никогда не изучали юриспруденцию, не прослушали курс канонического права, не имеют правоохранительного опыта, но убеждены в своей способности к судейской деятельности. Положение указывает единственное условие для назначения судьи- состоять в сане священника (Положение, п.1 ст. 25). Практика диктует второе условие - личную преданность архиерею. Эти два качества определяют должностное положение церковного судьи.

Призвание ап.Матвея.


Все мы, собравшиеся сегодня в храме, кающиеся грешники. Мы знаем по опыту, как властен над нами грех, и как трудно противостоять греху, тем более, когда грехом зарабатываешь на жизнь и другого ремесла не имеешь. Понятна скорбь мытаря Матфея, собиравшего подати с народа в пользу завоевателей –римлян. Матфей на себе ощущал народное преззрение за коллаборационизм и сребролюбие. Мытари обирали народ и на чужих слезах строили свое благополучие.
     
Христос рассказывает притчу о мытаре, оплакивающем в храме свой грех. Вот он стоит у дверей, не смея поднять глаза к небу, бьет себя в грудь и говорит: «Боже, будь милостив ко мне грешнику». Выйдя из храма, он вновь вернется к греховному ремеслу. Другого пути он не видит.
     
Но вот Христос проходит мимо и говорит: «иди за мной». Его слово имеет власть и проникает в сердце человека. Матфей оставил денежный ящик и последовал за Христом по Его крестному пути. Христос входит в дом мытаря и возлежит за трапезой вместе с мытарями и грешниками. Фарисеи и книжники возмущаются: «Как Учитель ваш ест с мытарями и грешниками?» Им неведома перемена, возродившая сердце мытаря. Христос ответил: «Не здоровые нуждаются во враче, а больные. Я пришел не к праведникам. Я пришел грешников призвать к покаянию».
     Кто же мы: праведники или кающиеся грешники? Если праведники, Христос пришел не к нам. Христос пришел к грешникам. Как только преодолеваем в себе грех и радуемся своей праведности, обжигает мысль: «если я стал праведником, Христос пришел не ко мне. Неужели, обретая праведность, лишаюсь Христа?»
     
Праведность, которая лишает Христа – лишь тщеславие, мой новый грех. Чтобы не лишиться Христа, надо отвергнуть ложную праведность и сохранить смиренное сознание своего не достоинства: «не почитаю себя достигшим; а только забывая заднее и простираясь вперед, стремлюсь к к цели, к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе. Кто из вас совершен, так должен мыслить» (Филип. 3,13-15).
     Отвергая грех, не обольщайся ложной праведностью.  Спасаемся между страхом потерять Христа в своей праведности и надеждой возродиться во Христе от греха для вечной жизни.

Преступный суд, ч.6


Учреждение,  компетенция и документы суда.

    Архиерей своей волей учреждает Епархиальный суд: «Епархиальные суды создаются по решению епархиального архиерея (Положение, ст.23; Устав РПЦ, гл.VII, кстати, ссылка на устав ошибочна. Устав РПЦ такое положение не содержит)». Епархиальный суд состоит из пяти священников. Архиерей назначает председателя, заместителя, секретаря и рекомендует прочих членов. Рекомендацию архиерея не оспаривают. Вернее написать: все судьи назначаются и увольняются епархиальным архиереем. Судьи не получают документ, подтверждающий их статус, что допускает подмены. Вступая в должность, судьи приносят присягу.
     
Воля архиерея определяет компетенцию суда. Епархиальный суд рассматривает дела по обвинению клириков и мирян, «которые требуют исследования по усмотрению епархиального архиерея» (Положение, ст.24).
     
Архиерей возбуждает дело в суде на основании заявления или без него (Положение, ст.33). Заявление о церковном правонарушении, подписанное заявителем, является каноническим основанием для возбуждения дела. Вторая часть ст.33 «сообщение о церковном правонарушении, полученное из иных источников» является антиканонической. Статья не уточняет, какие источники информации о церковном правонарушении допускаются, кем и как исследуется законность источников.
     
Вторая часть ст.33 противоречит ст.34 и п.3 ст.18 Положения и приведенным в ней вселенским канонам. Каноны запрещают принимать анонимные заявления и свидетельства: «В случае привлечения церковным судом свидетелей их должно быть не менее двух (Апостольское 75 правило; II Вселенского Собора 2 правило). При этом не подлежат привлечению в качестве свидетелей: лица, находящиеся вне церковного общения (за исключением дел по обвинению в совершении церковных правонарушений против ближнего и христианской нравственности (Карфагенского Собора 144 правило; Апостольское 75 правило; II Вселенского Собора 6 правило); недееспособные в соответствии с государственным законодательством лица; лица, осужденные церковным судом за заведомо ложный донос или лжесвидетельство (II Вселенского Собора 6 правило); клирики по обстоятельствам, которые стали им известны из исповеди» (Положение, 33.2)
     
Применение второй части ст.33 противоречит п.3 ст.16 Положения: «Заявитель предупреждается о канонической ответственности за заведомо ложный донос о якобы совершенном церковном правонарушении». Если нет заявителя, некому нести ответственность за ложные сведения.
     
Вторая часть ст.33 учреждает розыскной процесс, получивший в истории название «святая инквизиция». Суд инквизиции расследует не правонарушение, а жизнь и деятельность конкретного лица, против которого выдвигается обвинение. Применяя допрос, суд выявляет признаки любого правонарушения в жизни и деятельности лица, которое вызвало неудовольствие архиерея и может быть поставлено ему в вину. Вселенские каноны не допускают розыскного процесса, когда обвинение против лица разыскивается посредством его допросов.
     
Решение епархиального суда по делу должно быть принято не позднее одного месяца со дня вынесения епархиальным архиереем распоряжения о передаче дела в епархиальный суд. Срок, в который архиерей, получив заявление, передает дело в суд, оставлен без внимания, поскольку передача дела в суд оставлена на усмотрение архиерея. Положение не обязывает архиерея передавать дело в суд и информировать заявителя о судьбе его заявления.
     
Положение в ст.8 и ст.9 о прекращении полномочий и самоотводах судей игнорирует вселенский принцип отвода судей обвиняемым. «Суд не может производится по вражде, пристрастию и человекоугодию» (Карф.16). Вопреки канону, Положение не предусматривает отвод судей по требованию обвиняемого. Канон позволяет обвиняемому отводить подозреваемых судей (Кирил.1). Каноны позволяют обвиняемому избирать судей для суда над собой (Карф.107; 113). Канонические принципы исходят из человечности, правосудии и объективности церковных решений, в отличие от Положения МП, которое озабочено только соблюдением интересов местного архиерея.
                                                                                                                                                                     
Документы суда.
     
Положение устанавливает и озвучивает законность, форму и содержание только трех судебных документов: 1. Вызов в суд; 2. Протокол судебного заседания; 3. Решение суда, которое вступает в силу после резолюция архиерея. Других судебных документов Положение не приняло.
     
1. Вызов вручают участникам процесса в срок, обеспечивающий своевременную явку в суд. Вызов содержит: наименование и адрес церковного суда; указание, в качестве кого вызван адресат; время и место заседания; сведения о деле (Положение, ст. 11-12).
В уголовном процессе обвиняемый до суда получает на руки обвинительное заключение с подробным изложением обвинения, с указанием нарушенных норм и обстоятельств дела. Все материалы дела предоставляются обвиняемому для ознакомления. В гражданском процессе ответчик получает на руки иск и может представить свои возражения. Истец получает возражения на руки до начала процесса и может подготовить свой ответ.
     
Вызов в церковный суд является единственным документом, который ответчик получает до начала процесса. Вызов заменяет обвинительное заключение или иск по делу. Вызов в церковный суд не содержит разъяснений по делу. В лучшем случае намекает в двух словах на проблему, которую намерен выяснять суд: «Вызываетесь в качестве ответчика по вопросу непринятия нового Устава Прихода Святых Жен Мироносиц на Приходском собрании от 06.11.11 года». В данном вызове суд употребляет два понятия, котрых в Положении нет: "повестка" и "ответчик".
В тексте отсутствует норма права, нарушенная обвиняемым и непонятно, в чем его вина. «Вызов в суд» должен «указать в качестве кого вызван адресат» (Положение, ст.6). Лицами, участвующими в деле, являются стороны и свидетели. В качестве «сторон» выступают «заявитель» и «обвиняемое лицо» (Положение, п.2 ст.10). Положение не знает «истцов» и «ответчиков».
     
2. Положение требует вести Протокол судебного заседания, подписанный председателем и секретарем суда в течение трёх дней. В протоколе указывают: дату и адрес заседания; наименование и состав суда, номер дела; имена присутствующих, объяснения свидетелей, документы и экспертизы, вещественные доказательства, дату (Положение, ст.43-44). Положение не дает сторонам право на ознакомление с протоколом, что ставит под сомнение существование и объективность протокола. Осужденные Псковским епархиальным судом 03.05.11смогли ознакомиться с Протоколом судебного заседания через год по запросу Псковского городского суда. Чернила на протоколе были свежими. В  экспертизе протокола суд отказал.
     
3. Решение церковного суда устанавливает факт правонарушения и виновность обвиняемого. Председатель в заседании суда объявляет сторонам принятое решение, разъясняет порядок утверждения и обжалования. В случае отсутствия сторон в заседании, секретарь суда в течение трех рабочих дней сообщает отсутствующим информацию о принятом решении. Решение церковного суда содержит: дату; наименование и состав церковного суда; описание существа дела; вывод о виновности обвиняемого лица и каноническую оценку деяния (с применением норм церковного права); рекомендацию канонического наказания. Решение церковного суда подписывают все судьи, принимавшие участие в заседании (Положение, ст. 45-46).            
       
Никаких документов суда кроме «вызова», «протокола» и «решения» Положение не предусматривает. Тем не менее, в практике применяются нелегитимные документы, не установленные Положением: «Частное определение», Письмо, подписанное секретарем ОЦС с мнением «членов ОЦС», но без их подписей и печати, без реквизитов суда.
       
Настораживает фраза: «секретарь суда в течение трех рабочих дней сообщает отсутствующим информацию о принятом решении» (Положение, п.3 ст.45). Почему «информацию о Решении суда», а не само "Решение суда»? На эту фразу можно не обратить внимания. На практике, осужденному, не присутствовавшему на заседании, сообщается не решение, а "информация о Решении", которая может иметь другие названия: «выписка из Решения», «уведомление о Решении», «сообщение о решении» и прочие названия, не предусмотренные Положением. Церковный суд может не пригласить «стороны» или «обвиняемое лицо». Судебное заседание может проводится в их отсутствие. На руки они получат только информацию о судебном решении. Так было в процессе Я.Калныньша. Его не пригласили в судебное заседание, не выдали на руки Решение. О снятии сана узнал через неделю из интернета. Безуспешно обращался он к Патриарху, но Решения так и не получил. Патриарх утвердил заочное осуждение и снятие сана.
     
Интересен факт, допущенный Псковским епархиальным судом. По окончании судебного заседания, состоявшегося 03.06.2011, Председатель суда Нетреба, как положено, зачитал Решение, согласно которому были осуждены шесть прихожан. 22.08.2011 текст Решения за подписью Нетребы и прочих судей был выдан осужденным на руки. В тексте Решения оказалось уже не шесть, а одиннадцать осужденных.
Митрополит Евсевий мудро сохранил неопределенность в резолюции, утвердившей любое из двух решений суда: "Решение суда от 03 июня 2011 года о выводе из состава Приходского собрания отдельных лиц, несогласных с Уставом, УТВЕРЖДАЕТСЯ 02.08.2011г. Митрополит ЕВСЕВИЙ". Осталась загадкой: которое из двух решений суда в одном процессе утвердил митрополит? ОЦС эту загадку проигнорировал.

Неделя 2-я поста.


Из года в год во второе воскресенье Великого поста церковь собирает нас почтить память святителя Григория Паламы, архиепископа города Солунь. Тем самым Церковь утверждает универсальность созерцания и богословия, раскрытые в личном опыте духовной жизни Григория Паламы. Он раскрывает учение о нетварных энергиях, божественной природе фаворского света и путях единения человека с Богом. Церковная песнь именует его «сыном света невечернего». Как маяк указывает кораблям фарватер и предупреждает об опасности, духовный опыт Паламы проникает подвиг молитвенного созерцания и раскрывает его богословский смысл. Подлинное богословие вырастает из молитвенного созерцания.
       
Святитель Григорий Палама родился в 14 веке и был современником преподобного Сергия Радонежского. Он вырос в благочестивой семье при дворе византийского императора. Умирая, его отец вручил попечение о своём семействе Пресвятой Богородице. Григорий Палама с ранних лет проникся любовью ко Христу и Деве Марии и стремился к духовной жизни. Он стремился узнать Христа не с чужих слов, но в личном общении с Ним. С раннего детства Григорий ходил в храм, читал Евангелие, стремился к целомудрию и благочестию. Его отличали сосредоточенность ума, неприхотливость и кротость. Григорий Палама получил прекрасное образование. Близость к императору и личные дарования открывали блестящие перспективы карьеры. Император отмечал его способности и хотел, чтобы он послужил империи. Когда Григорию исполнилось 20 лет, он решительно попросил отпустить его от двора и ушёл на святую гору Афон.
          Гора Афон представляет небольшой полуостров в Греции, на котором ещё в глубокой древности возникла монашеская республика из множества больших и малых монастырей и келий отшельников, ютившихся среди скал, в лесах и непроходимых местах. Подвижники селились в недоступных местах, откуда сами не спускались к людям и никто не поднимался к ним. Это удивительное племя стяжало силу духа, которая подобно пламени устремлялась к небу.
В этой чаше духа вырос великий подвижник церкви, святой Григорий Палама, «изначала и до конца на страсти и демоны страдальчески подвизаясь». Он искал живого общения с Богом и стремился понять, как возможно единение между безначальным Богом и Его творением. В борьбе и подвиге он нашёл ответ на главный вопрос о единении человека с Богом.
         
Божественное Откровение свидетельствует, что «Бог во свете живет неприступном. Его никто не видел из человеков и не может видеть». Мы слышим церковную песнь: «Бога человекам невозможно видеть, на Него не смеют взирать чины ангельские». Но если личная встреча с Богом невозможна, если пропасть между Богом и человеком непреодолима, в чем смысл молитвы и какова же цель христианской жизни? Многие христиане ходят в храм, но не задумываются о цели христианской жизни. Одни говорят: «не ворую и не убиваю, не пью - живу, как положено христианину». Другие считают истинным христианином воспитанного и образованного человека. Третьи принимают за истинных христиан тех, кто соблюдает посты, читает вечернее и утреннее правило, исповедуется и причащается, дает милостыню, не творит зла другим. Все эти ответы справедливы отчасти.
         
Священное Писание называет цель христианской жизни разными именами: «Царство небесное», «жизнь вечная», спасение. Христос заповедует «искать царства небесного и правды его». Он говорит: «Пребудьте во Мне, и Я в вас пребуду». «Жизнь вечная в том, чтобы знали Тебя, Единого Истинного Бога и посланного Тобой Иисуса Христа». В акафисте Спасителю мы читаем: «для того Бог сошел на землю, да нас возведёт на небо». Серафим Саровский говорит, что целью христианской жизни является «стяжание Святого Духа». Апостол Иоанн пишет: «Бог дал власть быть детьми Божиими верующим во имя Его». Апостол Пётр в своём послании пишет: «нам даны великие обетования, чтобы через них мы стали причастниками божеского естества». Значит, христианин может приобщиться к божественной жизни. Господь Иисус Христос воспринял человеческую природу и вознёс к Престолу святой Троицы. Апостол Павел говорит, что человек призван быть храмом Святого Духа. Христос говорит в Апокалипсисе: «стою у двери и стучу, и кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду и вечеряю с ним и он со Мною». Бог может пребывать в человеке, и человек может жить в Боге. Афонские подвижники занимались практикой Иисусовой молитвы и телесных подвигов воздержания, бдения, коленопреклонений. Посредством созерцания и подвигов они очищали душу от страстей. Душа исполнялась Святым Духом и становилась светоносной. Так возникает задача духовной жизни: построить отношения с Богом так, чтобы вечно пребывать в Боге. Как совместить невозможность видеть Бога с духовной задачей пребывать в глубочайшем единении с Богом?
         
Эту сокровенную тайну духовной жизни открывает нам в своих творениях Григорий Палама. Он богословствовал об Источнике благодатного света и светоносной душе. Палама полагал, что Бог, одаряя нас божественными энергиями, не остается Сам непричастным Своему дару. Благодать - не творение Божие, а преизлияние Его божественной Сущности. Это Сам Бог, приобщающий нас Своей божественной природе. Бог превыше Своей Сущности и наполняет сотворённый мир Своими нетварными энергиями. Причастность к божественной благодати есть причастность к Самому Богу. Западные богословы видели в благодати только дар Божий, но не Самого Бога, отдающего Себя Своему творению. В этом случае пропасть между Богом и человеком остается непреодоленной. Как ни драгоценны божественные дары, если они остаются тварными, то соединить с Богом могут не иначе как любовью и благодарностью.
         
Устами Григория Паламы церковь говорит, что благодать есть Сам Бог, Себя нам дарующий. Через благодатное озарение духа мы становимся сопричастными божественной природе, говоря словами апостола Петра, «причастниками божеского естества». Человек воспринимает Бога в свое существо, как раскаленное железо пронизывает огонь. Чтобы видеть божественный свет сердечными очами, как видели его апостолы на Фаворе, необходимо стать причастником этого света. В мистическом опыте открывается изменение человеческой природы действием благодати. Святитель Палама пишет: «Получивший в благой удел божественные энергии сам становится светом и в Свете пребывает, и вместе со Светом сознательно видит то, что без таковой благодати сокрыто для всех, возвысившись не только над телесными чувствами, но и надо всем, что что нам ведомо…ибо очищенные сердцем видят Бога, Который Свет и вселяется и открывает Себя любящим Его и возлюбленным от Него». Вечная жизнь начинается уже на земле, а не за пределами гроба. «Есть некоторые из здесь стоящих, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царство Божие, пришедшее в силе». Так мы находим ответ на вопрос о цели христианской жизни. Истинным христианином является тот, кто оставаясь еще на земле, уже пребывает в Боге. Жизнь в Боге раскрывает образ Божий в человеке. Последней целью христианина является живое богообщение.
       
Учение Григория Паламы о божественных энергиях, которые могут пронизывать человеческую душу и тело, делая их светоносными, было неожиданным и для многих совершенно непонятным, но для тех подвижников, которые искали богообщения в подвиге, оно было действительностью. Чтобы приобщиться к подвигу святых подвижников, чтобы божественная благодать преобразила наши души, нашу природу и привела её к божественной славе, нам необходимы те же усилия, какие употребляли афонские подвижники. Мы называем подвижниками тех, кто несет подвиги. Подвиг необходимо понести каждому христианину. Святитель Григорий Палама объясняет как возможно богообщение и указывает средства, необходимые для стяжания Святого Духа.
         
Прежде всего, это хранение памяти Божьей. Мы вспоминаем о Боге утром и вечером. В другое время заняты своей суетой и не вспомним о Боге. Хранение памяти Божьей требует, чтобы мы не только на вечерней и утренней молитве помнили о Боге, но чтобы в течение всего дня снова и снова обращали своё внимание к Богу. Мы носим на груди крест и помещаем иконы там, где мы находимся, чтобы они напоминали нам о присутствии Божием. В Ветхом завете постоянное памятование о Боге выражали словами: «ходить перед Богом». Праведники постоянно осознавали себя в божественном присутствии. На западной Украине, в Польше было принято ставить «поклонные кресты» на перекрестках. Увидит путник крест, вспомнит о Боге и поклонится Ему. Помнить о Боге и ходить перед Богом является необходимым условием духовной жизни.
         
Второе средство – хранить свой язык от пустых слов. «Положи, Господи, хранение устам моим, и дверь ограждения о устах моих». Язык отворяет дверь в сердце. Сквозь неё входят в душу соблазны. Мы разговариваем с утра до вечера о нужном и не нужном, выстуживая душу. Если печь натоплена, а заслонка не закрыта, всё тепло уходит в трубу. Так внутренняя жизнь, ее тепло и горение через язык, как сквозь трубу, уходит в пустоту. Сквозь открытые двери выносят грабители сокровища: «Увы мне, прелестью лукавою увещану и окрадену». Кто хочет «богатеть в Бога», должен хранить язык от пустословия. Хранения языка от пустых разговоров требует духовное делание.
       
Третье средство- хранить ум от пустых мечтаний и воображение целомудренным, Встанет человек на молитву, а ум блуждает. Кто планы строит, кто жилище украшает, кто чинит автомобиль, оставляя слова молитвы бесплодными.
       
Четвертое средство - хранить сердце от страстей. Глубоко сердце человека и живут в нем разные помыслы. Греховные волнения и нечистые помыслы нужно отсекать. Страстный помысел зачинает грех. Услаждаясь страстным помыслом, отнимаем у Бога свое сердце. Отсекая страстные помыслы, храним сердце в памяти Божией, молитве, любви и чистоте.
         
Пятое средство - хранить совесть. Ее голос должен быть звонким. Это голос Божий, различающий добро и зло. Совесть подобна будильнику. Если проснешься от ее звонка, но не поднимешься сразу, уснешь еще крепче. Так  совесть зовет. Если не откликаемся, её голос затихает и умолкает.
         
Духовная жизнь требует усилий: «без труда не вынешь рыбку из пруда», - говорит пословица. Ради жизни вечной надо потрудиться, как трудились подвижники, исполняя главную задачу христианской жизни, которую преподобный Серафим Саровский определил как «стяжание Духа Святого».


      Под РПЦ понимается аппарат власти Синода, ОВЦС, епархиальных иерархов и близких к этому кругу клириков и мирян, связанных своеобразным набором идеологических штампов: антизападничество, антисемитизм, тесное взаимодействие с правовыми и силовыми структурами, неприятие решений Собора 1917-18 года, признание декларации 1927г. документом, выразившим политическую позицию церкви.
       
Основным законом, по которому РПЦ жила 60 лет, было Постановление ВЦИК и Совнаркома от 08.04.1929года «О религиозных объединениях». Этот закон объявил религию «частным делом граждан», и все местные религиозные организации затворил внутри резерваций, которыми стали храмы. Высовываться за пределы храма было законодательно запрещено. Внутри резервации разрешались только богослужебные собрания. Прочие формы общения запрещались: чтение Библии, кружки, женские собрания, благотворительность и проч. Приход получил право самостоятельно хозяйствовать. Прихожане во главе со старостой ведают финансами и хозяйством, приглашают священника для «обслуживания религиозных потребностей граждан». Создана структура приходской жизни: Приходское собрание численностью «не менее 20» (двадцатка), Исполнительный орган и Ревизионная комиссия.
   
   В 1961 году Синод и Архиерейский собор запретили епископам и священникам вмешиваться в хозяйственную жизнь приходов. Священникам запретили быть членами «двадцатки», избираться в органы управления Приходом. Это решение утвердил Поместный собор 1971г. Оно не отменено до сих пор, хотя положение приходов изменилось на обратное.
       
Для контроля за деятельностью религиозных организаций был учрежден сперва спецотдел ЧК, (ГПУ и НКВД). Позднее был учрежден Совет по делам религий при Совмине СССР, который назначал в регионы уполномоченных. Эта надзорная инстанция выполняла функции отдела церковных кадров. Регистрация уполномоченного ограничивала епархиального епископа в рукоположении и назначении клириков. Епископы и клирики назначались по согласованию с Советом по делам религий.
       
Вне резерваций жили высшие руководители Патриархии, Синода и Отдела Внешних Церковных Сношений (ОВЦС). Они пользовались доверием власти и исключительными правами, общались с членами политбюро, секретарями обкомов, министрами и спецслужбами. Их посылали за границу для встреч с зарубежными религиозными и политическими деятелями. Эта была элита, проводившая политику Партии и Правительства в РПЦ и за рубежом. Епархиальные архиереи подвергались давлению и ограничениям со стороны уполномоченных Совета и выполняли их требования. Понимание и поддержку архиереи находили у клириков и мирян своей епархии. В то время епископы были доступны общению и несли пастырское служение.
         
Перемены начались с 1988 года, когда праздновали 1000-летие Крещения Руси. К 2000 годам положение изменилось радикально. Уполномоченных упразднили, и власть архиереев в епархиях стала беспредельной и бесконтрольной. Из епархиальных отношений ушла любовь и право. Их заменили произвол и насилие. Внутреннее устройство РПЦ во времена СССР можно было назвать феодальным. Западная система личной зависимости вассала от сеньора, допускала отношения искренней любви между ними. Оба имели реальные права и обязанности, установленные правилами тысячелетней традиции церкви. Епископы сознавали пастырскую ответственность за епархию.
       
К 2000 году в РПЦ сложилась система восточного халифата. Халиф был одновременно светским и духовным главой своего удела. Епископы перестали считаться с канонической традицией и закрепили практику деспотизма в новых уставах РПЦ. По-гречески епископа называют «деспотом». Это его богослужебное имя. Теперь имя приобрело словарное значение: «абсолютный произвол власти при полном бесправии подданных». Перемена произошла незаметно и постепенно. 20 лет оказались достаточным сроком, чтобы сформировать авторитарное сознание епископата. Из пастыря епископ превратился в администратора по духу и задачам.
       
Здесь кроется основная причина столкновения РПЦ со светским обществом. Епископ быстро научился помыкать клириками, которые находятся в рабской зависимости от его произвола. Слово епископа возведено в закон. Устав РПЦ превратился в ничтожный документ, не влияющий на практическую жизнь. Клирик не возражает епископу под страхом лишиться служения и куска хлеба для детей. Это не только шкурный страх. Священник создает Приход зачастую с нуля. Нужно не только построить храм, приобрести утварь, книги и т.д. Главное, годами собирается вокруг него народ, которому он нужен и народ ему тоже нужен. Они находят друг друга. Священник дорожит приходом и готов ради него терпеть унижения и обиды. Епископ одним словом разрушает это единство, изгнав священника без вины. 20-30 лет пастырской работы, приюты, школы, производство уничтожены, храм приходит в запустение, приход угасает. Жаловаться некому. Священника можно удалить с прихода «по церковной целесообразности», то есть без всякого повода (Устав РПЦ, гл.11 ст. 25). Распоряжение архиерея об освобождении клирика от должности «обжалованию не подлежит». (Положение о церковном суде, ст.48 п.5).
       
С такими установками РПЦ двинулась в светское общество отбирать имущество музеев, больниц, образовательных учреждений, вторглось в школы и армию. Это делалось так же грубо и оправдывалось так же лицемерно, как расправа с клириками. Епископы слишком привыкли к безответственному поведению. Но светское общество не находится в подчинении РПЦ и не присягало служить её интересам. Поддержка государства, его правовых и силовых структур, обеспечили силовое преимущество РПЦ над светским обществом, но общество почувствовало себя ущемленным и оскорбленным.
       
Это и есть основная причина противостояния, возникшего с 2009 года и продолжающегося до сих пор между обществом и РПЦ. Пляска в ХХС была неадекватной реакцией на незаконную деятельность титульной религии в светском государстве. Поддержка осужденных и заключенных плясуний общественным сознанием выразила протест светского общества против клерикализации государства. Такое положение угрожает расколом общества. Надо искать примирения и как можно быстрее.


  Рассмотрение  дел в церковном суде является закрытым. («Положение о церковном суде РПЦ МП», далее – Положение, п.2 ст.5;). Принцип закрытости суда подтверждает Устав РПЦ: «Разбирательство дел во всех церковных судах закрытое (гл.7, ст. 9).
 
Понятие «закрытый суд» подробнее не раскрывается. Не указаны пределы, до которых распространяется секретность происходящего на судебных заседаниях. Из практики известно, что исключается присутствие в судебном заседании прессы и любых лиц, не являющихся участниками процесса.
     
Если двери заперты, нельзя узнать, что происходит за этими дверями: творится правда Божия или проливаются невидимые миру слёзы?
     
Сомнения вызывает приватизация судебной власти епископом. Ст.3 п.2 Положения отдает епархиальному архиерею «полноту судебной власти» не в пользование, а в собственность, утверждая, что власть епископу «принадлежит».
   
«Определение о епархиальном управлении» от 22.02.1918 г. указывает: «архиерей пользуется, по Божественному полномочию, всй полнотой иерархической власти в делах веро- и нравоучения, священнодействия и пастырского душепопечения». «Пользоваться» и «принадлежать» - разные понятия, влекущие разные последствия: за использование власти епископ несёт ответственность. Если власть епископу принадлежит, ответственность за её применение отсутствует. Христос говорит: «дана мне всякая власть на небе и на земле». Власть «принадлежит» Христу, ибо «Отец всю власть отдал Сыну». Бог не отдавал всю власть епископу, но позволил пользоваться «по Божественному полномочию». Если власть «принадлежит» епископу, он становится похитителем власти. Это нечестивое выражение компрометирует весь церковный документ.
   
Епархиальный архиерей может вынести судебное решение сам или поручить епархиальным судьям. В обоих случаях решение вступает в законную силу, если архиерей утвердит его своей властью.
   
Следует обратить внимание, что архиерей одновременно пользуется всей полнотой исполнительной власти в епархии (Устав РПЦ, гл.10 п.11, 14).
     
Критерии, различающие судебную и исполнительную власть в действиях архиерея, отсутствуют. Правосудие лишено основного условия - независимости суда. Суд отдан в распоряжение исполнительной власти. Зависимость суда от исполнительной власти исключает обжалование его решений в суде. Если решения исполнительной власти не могут быть обжалованы в церковном суде, значит суд не защищает права клириков и мирян в случаях конфликта с исполнительной властью. Суд не обременяет себя задачей правосудия, ограничиваясь узкой задачей «восстанавливать порядок церковной жизни и соблюдать каноны и установления» (Положение, ст.2).
     
Устав РПЦ вводит принцип неравенства христиан перед законом и судом: «Вступившие в законную силу постановления церковных судов, а также их распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие предписания являются обязательными для всех без исключения клириков и мирян» (Устав РПЦ гл.7, ст.8). Только для клириков и мирян обязательны предписания церковного суда. Епископы не включены в число лиц, обязанных признавать решения церковного суда.
      У
став также запрещает клирикам и мирянам обращаться в гражданский суд. На епископов запрет не распространяется (Устав РПЦ, гл.1 ст.9). Возникает полная безответственность епископа в нравственно-правовом поле РПЦ, принципиально противоречащая правилам Вселенской церкви.
     
В апостольских и вселенских правилах весь народ Божий поставлен в равные условия, и епископ первым призван к ответственности. Всякий канон начинается с епископа: «аще епископ, или пресвитер, или диакон, или кто-либо из священного списка…» (Ап.8).
     
Закрытый характер и зависимое положение суда усугубляется отсутствием органа, контролирующего судебную деятельность. Суд не допускает стороны знакомиться с протоколами судебных заседаний, допросов, свидетельских показаний и других материалов дела.
     
Архиерей осуществляет и контролирует судебный процесс, то есть контролирует самого себя. В отсутствие органа, контролирующего соблюдение судом правил судопроизводства, объективная проверка деятельности суда исключена, и единство судебной системы РПЦ, декларированное Положением, не обеспечено (Положение, п.1 ст.4).
   
Положение не предусматривает защитника для обвиняемых, которые не могут себя защитить, ибо не знакомы с особенностями процесса в церковном суде и церковными канонами. Суд выносит решение не в интересах правосудия, а в интересах церкви, которые судьи могут понимать по-разному. (Положение, присяга судьи).
     
Поэтому обвиняемый может быть осужден не за правонарушение, а за неумение доказать свою невиновность в силу собственного бесправия и канонической некомпетентности. В церковном суде действует презумпция виновности. Епархиальный архиерей является не только судьей, но и обвинителем. Он выносит распоряжение о возбуждении дела и передаёт на рассмотрение епархиального суда (Положение, ст.33).
   
Учитывая изложенные условия суда, можно ожидать, что при закрытых дверях каждый, обвиняемый епископом, будет осужден.

Неделя первая поста.


      Святое Евангелие сегодня рассказывает о тайне встречи человеческой души с Богом, с которой  начинается духовное восхождение. Иоанн Предтеча со своими учениками стоял на берегу Иордана. Мимо проходил Христос. Увидев Его, Иоанн сказал: «Вот Агнец Божий».  Двое из учеников Иоанна Крестителя услышали эти слова и последовали за Христом.  Некоторое время они  шли молча. Потом Господь остановился и спросил:
          -   Чего вы хотите? - Смутившись, Андрей спросил:
          - Господи, где Ты живёшь?   - Христос ответил:  
        -   Придите и увидите. -  Ученики пошли за ним и провели у у него весь тот день.  Этот день оставил в душе Андрея глубокий след. Найдя Петра, своего брата, Андрей поделиться с ним впечатлением от  встречи со Христом. Он сказал Петру:
          -   Мы нашли Того, Кого обещал Моисей и пророки,  - и привел его к Иисусу. Увидев Петра, Господь сказал:
          -   Ты, Симон, наречёшься Петр,  что по-русски означает "камень", "скала".
          На следующее утро Господь встретил Филиппа и позвал его. Филипп пошёл за Ним. Встреча со Христом поразила Филиппа.  Встретив друга своего, Нафанаила, он позвал его:
        - Мы нашли Мессию, Которого проповедовал Моисей и пророки, Иисуса, сына Иосифа из Назарета. - Нафанаил воспринял это известие в сомнением, ибо в Галилее жили смешанные народы, которых он считал недостаточно ортодоксальными и сказал:
          -     От Назарета может ли быть что доброе?   Филипп ответил:
         - Приди и посмотри. - Эти слова означали: ты слышал моё свидетельство, но можешь проверить его собственным опытом. Нафанаил согласился и пошел вместе с Филиппом к Иисусу. Когда они приблизились, Иисус сказал о Нафанаиле:
         
-   Вот воистину израильтянин, в котором лукавства нет.   - Нафанаил с недоумением спросил:
           - Откуда Ты знаешь меня? - Господь ответил загадочно:
          -   Прежде, чем тебя позвал Филипп, я видел тебя под смоковницей. - Эти слова вызывали в Нафанаиле потрясение, которого Евангелие не объясняет. Он воскликнул:  
       
- Учитель! Ты Сын Божий! Ты Царь Израилев! - Почему эти простые слова вызывали такое волнение  в скептически  настроенном человеке? Евангелие не сообщает нам содержание тайны, которая совершилась с Нафанаилом под смоковницей. Но слова эти говорят о чем-то необычном, случившимся под смоковницей. Возможно, Господь явился Нафанаилу, когда он было погружён в молитвенное созерцание. Или он совершил какое-то доброе дело,  чему смоковница была свидетелем. Евангелие не открывает содержание тайны, но указывает на событие, которое случилось в жизни Нафанаила. Восклицание Нафанаила означало, что никто кроме него и Бога не мог знать о событии, случившимся под смоковницей. Христос знал об этом, ибо был свидетелем его тайны. На признание Нафанаила Господь ответил:
      - Ты удивился, что Я видел тебя под смоковницей. Увидишь больше этого. Отселе узрите небо отверзтое и ангелов Божиих, восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому.
       Мы с вами, братья видим, что встреча с Богом предваряется свидетельством о Нём. Человек доверяет словам другого и доверяет им прежде, чем удостоится собственной встречи с Богом. Когда эта встреча состоялась, не осталось места сомнениям. Если нас спросят, хотим ли видеть небо отверзтое и взойти на него, каждый скажет: «Хочу!». Смысл христианской жизни в том, чтобы встретиться с Богом и пребывать с Ним в вечности. Человеческой душе свойственно искать небо, стремиться к нему и достигать его. Но как взойти на небо, где взять крылья? Ведь мы не ангелы, а люди, обременённые плотью и грехами. Но и крыльев недостаточно. Курица имеет крылья, а взлететь не может. Орёл взлетает высоко, но для него не отверзается небо. Об ангелах сказано, что они не взлетают в Царство небесное, а восходят.  Значит дело не в крыльях!  Как же взойти на небо?
      Чтобы подняться на крышу сарая, достаточно обыкновенной стремянки. Как она делается?  Два бруса, соединяют   ступенями. Возникает лестница, по которой восходят. Такую лестницу от земли до неба видел некогда Иаков, путешествуя по пустыне. Он уснул и увидел во сне открытое небо и лестницу от земли до неба, и престол Божий, окружённый ангелами, которые нисходили и восходили к Престолу. Иаков, проснувшись, воскликнул: «Страшно место сие. Это дом Божий и врата небесные». Такова же лестница, ведущая от земли к небу. Из чего она состоит? Тоже из двух брусьев –воздержания и покаяния. Воздержания от грехов и покаяния в тех грехах, от которых не сумел воздержаться. Эта лестница тоже имеет ступени.
      Когда Моисей вывел народ из Египта, он водил его сорок лет по пустыне.  Расстояние от Египта до земли обетованной   можно пройти дней за десять. Зачем нужно было сорок лет путешествовать по пустыне? Чтобы народ забыл обычаи египетские и усвоил новый закон, который указывает путь к Богу.  Вот и нам необходима четыредесятница, чтобы оставить наши греховные навыки и построить ступени к небу средствами покаяния и воздержания. Этими ступенями служат смирение и терпение, прощение и воздержание, вера, кротость и милосердие. Эти добродетели, апостол Павел называет дарами Духа. По ним, как по ступеням, восходит человек в Царство Божье вместе с ангелами. Мы каемся в основном языком. За языком должно последовать дело. Если дело не следует, наши слова шелестят, как листья. А дерево ценно не листвой, а плодами. Иоанн Предтеча говорит фарисеям: «Сотворите плоды, достойные покаяния». Этих плодов ожидает Господь от нас. Не только слов, не только чувств, но решимости преодолеть в себе грех и принести плоды покаяния. И тогда, по завету Христову, мы увидим небо отверзтое и ангелов Божиих, восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому.

Пути деспотов.


Передел собственности, который вспыхнул в девяностых и тлеет по всей нашей Родине, то полыхая в разных регионах, то затухая, разгорелся в епархиях РПЦ. Палом пошли рейдерские захваты крупных и благоустроенных приходов. Жажда корысти, как встарь, овладела душами и сердцами. Ожили золотые идолы. Похоть и жадность, сладострастие и насилие убивают совесть и требуют жертв. Архиерейский собор и Синод определили новые способы «гасить» приходы и избавляться от стариков, прошедших скорбный путь советских гонений, но уцелевших до сей поры.

                                                                Шаг первый.
     
22 марта 2011года Синод принял «Положение о практике запрещения клириков в служении и почисления клириков за штат» (журнал № 20). Само по себе совмещение двух различных канонических актов в одном документе настораживает. Заштатный и запрещенный священник поставлены в одинаковое положение. Оба лишены возможности совершать Божественную Литургию. Предоставить такую возможность зависит от епархиального архиерея.
     
Документ требует письменного Указа о запрещении священника с обозначением причины, сроков и прочего. Эти требования известны из канонических источников и нуждаются не в повторной декларации, а в исполнении и контроле. Архиереи нарушают эти требования, не оформляя запреты указом, словно требования для них не писаны. Требования имеют декларативный и демонстративный смысл и не рассчитаны на исполнение.
       
Так же лукаво определяется положение заштатного духовенства. Документ не содержит прямого запрета на служение заштатным клирикам, как запрещенным. Он использует фигуру умолчания. Документ умалчивает о законном праве священника служить в своей епархии и приходе, пока держат ноги, чтобы умирать у Престола. Документ запрещает служить в другой епархии без отпускной грамоты, но ничего не говорит о праве служения в своей епархии и приходе. Умолчание о праве клирика совершать Литургию и причащаться священническим чином после выхода за штат позволяет архиерею оказывать давление на заштатных клириков, препятствуя их служению и причащению.                                    
                                                             
Шаг второй.
     
4 февраля 2013 года Архиерейский собор принял «Положение о материальной и социальной поддержке священно- и церковнослужителей и работников религиозных организаций РПЦ, а также членов их семей». Этот многословный документ составлен в елейном стиле Иудушки Головлева и Фомы Опискина. Ссылаясь на «христианскую заботу о ближних», Архиерейский собор перечисляет социальные гарантии, предусмотренные гражданским законодательством. РФ приняло на себя финансовые расходы по пенсионному обеспечению клириков, не делая между ними кастовых различий, как и надлежит гражданскому документу. РПЦ полностью переложило на плечи государства пенсионные заботы о клире, не выделяет денег на пенсии, но приписывает себе заботу о пенсионном обеспечении.
     
Далее следуют пустопорожние рассуждения об организации «епархиальных попечительских комиссий, представляющих архиерею сведения», об их составе, структуре, выборности и о своей бесплатной и бесплодной деятельности. Таким же пустословием являются рассуждения об отчётах, благотворительных фондах и кассах взаимопомощи, наполняющие три последующие главы.
     
Единственный текст, имеющий практический смысл, сводится к заботе о заштатных архиереях – о себе любимых.
Глава IV.1 определяет место пребывания архиерея на покое, учитывая его пожелания.
Глава IV.2 определяет епархии для проживания на покое архиереев, передавших выбор пребывания на усмотрение Патриарха.
Глава IV.4 подробно определяет размеры и источники материального содержания архиерея:
a. Епархия, бывшая последним местом служения архиерея, выплачивает ему ежемесячный архиерейский оклад;
b. епархия, принявшая архиерея на покой, оплачивает персонал, обслуживающий архиерея, медицинские услуги, ремонт жилья, хозяйственные и транспортные нужды.
Все эти блага архиерей получает в дополнение к гражданской пенсии и социальным гарантиям государства.
Глава IV.6: Находящийся на покое архиерей может исполнять обязанности игумена монастыря или настоятеля прихода, либо быть приписанным к монастырю или приходу. В таком случае соответствующие монастыри или приходы предоставляют пребывающим на покое архиереям благоустроенное жилое помещение, выплачивают им содержание, обеспечивают обслуживание.
       
Что касается остальных священно- и церковнослужителей, отправленных за штат, то «памятуя о христианском долге заботы о ближних, в том числе пастырях, монашествующих и мирянах, трудящихся и потрудившихся во имя Христово, о семьях, вдовах и сиротах церковных тружеников; а также имея в виду невысокий материальный уровень жизни значительной части духовенства и церковных работников», Архиерейский собор оставляет их нужды на усмотрение епархиального архиерея. Простому люду не обеспечен конкретный минимум социальной заботы: церковная пенсия и жилище. Не обеспечена возможность служить и причащаться. Их судьба отдана в руки епископа, который может, если хочет, позаботиться. Ответственности за клир он не несёт. Спросить с него некому. Так по-разному определяет РПЦ судьбу своей номенклатуры и участь христиан: клириков и мирян.                              
                                                                       
Шаг третий.
     
05.02.2013г Устав РПЦ дополнился «главой XXI. О пенсионном обеспечении и об освобождении от должности по возрасту». Ст.4.определяет возраст освобождения от должности - 75 лет. «Престарелыми являются священно- и церковнослужители, достигшие возраста 75 лет» (Положение о материальной и социальной поддержке...5,1). В церковной традиции всегда существовали «старцы» (греч. пресвитер).  Они пользовались уважением. "По достижении 75-летнего возраста каждый клирик, занимающий в канонических подразделениях или органах епархии должность игумена (игумении) или наместника монастыря, настоятеля прихода, председателя приходского совета, благочинного, секретаря епархиального совета, председателя или заместителя председателя епархиального отдела или комиссии, председателя, секретаря или члена епархиального суда, обязан подать прошение на имя своего епархиального архиерея об освобождении его от соответствующих должностных обязанностей» (гл.21, ст.4).
     
Это не увольнение за штат от священнослужения. Это увольнение от должности, которое приказано признать «за собственное желание» на безальтернативной основе. Юридический отдел Московской патриархии широко толкует термин «должность», включая в его объём прихожан храма: «члены Приходского собрания относятся к числу мирян, состоящих на церковных должностях» (Юридический отдел МП, Общецерковный суд, секретарь от 16.04.2012г. Исх. №51).
     
Кто помешает епархиальному епископу включить в понятие «должностного лица» неугодного клирика и уволить за штат на основании нового положения. Для архиерея беспроигрышный вариант расправы, не подлежащий обжалованию: «решения епархиального суда, содержащие резолюцию епархиального архиерея об освобождении обвиняемого лица от должности, обжалованию не подлежат» (абз.4 п.5 ст.48 Положение о церковном суде РПЦ МП). «Полнота судебной власти в епархиях принадлежит епархиальным архиереям» (Положение, п.2, ст.3).
       
«Ты именуешь Петра благоговейнейшим и боголюбивейшим епископом: а он между тем плачет и почитает себя неправильно отрешенным от вверенной ему церкви. Прилично было бы ему иметь имя священства купно с самою вещию, а если он не был достоин предстоять жертвеннику Божию, не иметь и наименования епископа. Он говорит, что может оправдать себя, но ему не дано времени на оправдание и не предложено рассмотреть дело по правилам» (Кирилл.1). Так рассуждает святой отец, послание которого признано каноническим источником. Что мешает Архиерейскому собору РПЦ принимать решения в соответствии с правилами Вселенской Церкви и в духе христианской морали?


С чего начинается храмовое богослужение? С колокольного звона. Звонить от слова "звать". Колокол звонит – он нас зовёт, тревожит, будит человеческую душу и доносит до слуха призыв Спасителя: «придите ко Мне все труждающиеся и обремененные.., и найдёте покой душам вашим».
     
Дорога к храму не похожа на другие пути. Когда идём на работу, строим планы: с кем встретимся, что скажем, где возьмём. Когда идём на рынок, думаем что купить, как много, на какую сумму. Когда идём в храм, отстраняемся от забот, чтобы повернуться лицом и вниманием к Богу: «всякое ныне житейское отложим попечение».
   Входя в храм, мы возносимся на небо: Спас Вседержитель, Богоматерь, ангелы и святые смотрят на нас с иконостаса. По стенам, до самых дверей располагаются иконы. Они окружают нас, словно святые принимают нас в свой круг. Бог пребывает на Престоле. Святые Ему предстоят. Иконы связаны меж собой единством. Связующей нитью служит предстояние Богу.
      В чём духовный смысл нашего присутствия в храме? Мы тоже пришли предстать перед Богом, стать продолжением иконостаса, живыми иконами. Апостол объясняет: «Вы приступили к горе Сиону и ко граду Бога живаго, к небесному Иерусалиму и тьмам ангелов, к торжествующему собору и церкви первенцев, написанных на небесах, к Судии всех, Богу» (Евр.12, 23). Служители алтаря совершают каждение перед молящимися, как перед живыми иконами. Каждый из вас – образ Божий, живая икона.
  Одни сохранили чистоту и не поврежденность образа Божия. Другие изранены грехом. «Образ есмь неизреченной Твоей славы, аще и язвы ношу прегрешений». По- русски, «хотя и ношу язвы прегрешений, остаюсь образом Твоей неизреченной славы».
     Может быть, наше стремление предстоять перед Богом вместе со святыми является дерзкой претензией? Разве не дерзость мнить себя в кругу святых? Церковная песнь отвечает: «в храме стояще славы Твоея, на небеси стояти мним», то есть, пребывая в храме, осознаем себя предстоящими на небе. «Дерзай дщерь»,- ободряет Спаситель прикоснувшуюся к Нему грешницу. Дерзай познать свою нужду в покаянии и преображении. Покаяние ведёт к Богу и требует дерзновения. Апостол укрепляет нашу надежду: "мы не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои для Бога".
     
Мы вслушиваемся в слова Великого канона, всматриваемся в образы праведников, оживающие в нашем сердце: Ной и Лот, Авраам, Исаак, Иаков, ветхозаветные и евангельские образы, и душа отзывается покаянием: «помилуй мя, Боже, помилуй мя».              

Великий пост


Душа моя, душа моя,
Восстань, что спишь?
Кто так заботливо будит свою душу? Может быть нераскаянный грешник? Увы! Нераскаянные грешники крепко спят греховным сном. Так тревожно и заботливо будит душу свою кающийся грешник, великий подвижник Божий преп. Андрей, святитель Критский. Нам ли не будить души свои умилительной его молитвой?
                           
Душа моя, восстань. Что спишь?
Ты спишь, а лютый ад готовит тебе вечную погибель.
Ты спишь, и ангел хранитель скорбит, не в силах разбудить тебя.
Ты спишь, и Церковь понапрасну расточает то мерный звон поста, то светлый перезвон праздничных колоколов. Он не волнует тебя.
                           
Душа моя, восстань, что спишь?
Время ли спать, душа моя, когда над тобою раскрылось небо, и Бог зовет тебя
                            в Своё царство?

Время ли спать, душе моя, когда под тобою разверзлась геена огненная с духами,                              отверженными от Бога?
Время ли спать, душе моя, когда небо сражается за тебя с преисподней?
                         
Душа моя, восстань, что спишь?
Ты спишь, душа моя, то сном алчности и зависти, то сном похоти и сладострастия. Ты спишь, душа моя, то сном   честолюбия и самодовольства, то сном уныния и                                малодушия.
Ты спишь, душа моя, день и ночь. Ты спишь от колыбели и до гроба. Ты спишь, а время покаяния уходит безвозвратно.  
                           
Воспряни !  
Готово Евангелие Христово, чтобы озарить разумом и смыслом жизнь твою.
Готова Кровь Христова, чтобы омыть греховную скверну твою.
Готова Благодать Святого Духа, чтобы возродить тебя.
Осталось лишь тебе самой пробудиться, душа моя.
                            Воспряни!
Да пощадит тебя Христос Бог!
В Святом Евангелии Он говорит: наполнилась вечеря возлежащими и ещё осталось место. Это место для тебя, душа моя. Поспеши, пока не наступила полночь, пока не затворились двери чертога. Пока елей не иссяк в светильнике твоей жизни.    


       Душе моя, восстани, что спишь!                                  

С восьмого века Великий канон святого Андрея Критского стал жемчужиной христианского богослужения. Из года в год по всей земле собираются верные в храме, читают канон, воскрешая в сознании события и лица, исполнявшие замысел Божий о нашем спасении.
     
Согласно книге «Деяний святых апостолов», каждая проповедь начинаелась изложением событий Ветхого Завета и завершалась спасением во Христе. Иудеи хорошо знали ветхозаветные события. В синагоге они читали и слушали о них каждую субботу. Напоминание не было информацией, но откровением смысла. Апостолы будили души памятью о Боге среди житейской суеты, звали возвести глаза к небу и просить прощения грехов, указывая путь для встречи с Богом и единения с Ним. Речи о единении с Богом странно звучали для иудеев. Они понимали, что такое праведность и старались праведно жить. Они знали о созерцаниях, которых удостоился Моисей и пророки. Но единения с Богом иудеи не понимали. Они растерялись, когда Христос привёл им слова «Я сказал: вы - боги». Слова знакомые. Они читали эти слова в Священном Писании, но принимали не в том смысле, который открыл Христос. Во Христе не на словах, а в действительности открылось единение человека с Богом. Он соединил Своё Божество с падшим человечеством и преобразил человеческое естество. С тех пор изменилась задача духовной жизни. Прежде человек плакал о грехах и приносил за них жертвы. После воплощения Христа, для человека возможно единение с Богом.
     
Произнося эти слова, мы тоже теряемся, как древние иудеи. Как это: я, одержимый грехами и немощью, могу соединиться с Богом? Условием единения является телесное приобщение ко Христу. Единение возможно, ибо Бог соединил Свою природу с человеческой. Это означают слова Символа Веры: «нас ради человек и нашего ради спасения, сошедшего с небес и воплотившегося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечившегося». Воплощение означает, что Христос, оставаясь тем, кем Он был - истинным и совершенным Богом, приходит к нам на землю и становится тем, кем Он не был – истинным и совершенным Человеком.
     
Он воспринимает не первозданную природу - нетленную и безгрешную. Он воспринимает природу, какой она стала ко времени Его пришествия: передаваемая из рода в род потомкам согрешившего Адама. Её причастниками были иудеи и не иудеи, праведники и грешники. Моавитянка Руфь и Раав блудница, согрешивший Давид и пророки. Такой воспринял Христос от Пресвятой Девы человеческую природу. Восприняв человечество, Христос в Себе Самом соединил его с Божеством, преображая в новую, нетленную природу, предназначенную к воскресению из мёртвых.
   
Воскресший Христос возносит человеческую природу к Престолу Вседержителя, где пребывает в равной славе с Отцом. Что значит восхождение Христа на небо? Мы знаем, что Христос всегда пребывает с Отцом и Духом. «Во гробе плотию, во аде же с душою, яко Бог, в раю с разбойником и на Престоле был, Христе Боже». Почему же церковь установила особый праздник Вознесения Христа на небо? В чём смысл Вознесения? Христос всегда пребывает на небесах с Отцом и Духом Своей божественной Сущностью. Теперь Христос восходит на небо, вознося в Себе Самом иную сущность –человеческую природу. Он воплотился не на время, а навсегда, соединив Себе человеческое естество. Так говорит Халкидонский догмат об образе соединения Божества и человечества во Христе: «неслитно, нераздельно, неизменно и непреложно». В этих антиномических категориях раскрывается единство человека с Богом. На землю сошёл Отчее Слово, Христос - истинный Бог наш. Вознесся на небо Богочеловек Иисус Христос.
   
Каждый из нас – кающийся грешник, ищущий возрождения и спасения во Христе. Апостол Петр называет христиан «Причастниками божеского естества». Наша природа приобщается к нетленной природе Богочеловека. Мы приобщаемся Христу не потому, что каемся в грехах. Напротив, покаяние свидетельствует о пробуждении и возрождении души. Христос касается ищущей души и привлекает к Себе.
     
О времени поста церковная песнь говорит: «днесь весна душам». Вся природа пробуждается после зимы. Раскрываются почки и листья, расцветают цветы. Так оживает человеческая душа, приобщаясь к божественной жизни, омываясь покаянием. Наступающая седмица посвящена покаянию. Нужно  вслушаться в слова: «Душа моя, душа моя, восстань, что спишь?» Это Христос стучится в нашу душу, чтобы мы отворили Ему двери, разделили с Ним свою тайную вечерю и обрели себя во Христе.


          Первая часть статьи 3 Положения указывает конкретных собственников судебной власти в РПЦ: «полнота судебной власти в РПЦ принадлежит Архиерейскому собору». Первым собственником судебной власти является Архиерейский собор. Положение даёт право «Священному Синоду и Патриарху осуществлять судебную власть в церкви», не уточняя, являются они собственниками судебной власти или эту власть делегирует им, Архиерейский собор. Согласно положению, собственники власти могут распоряжаться судебной властью самостоятельно и единолично или делегировать её другим органам, оставляя за собой право, утверждать решения.

Судебную власть Патриарха и Синода Положение определяет двусмысленно.

Положение не говорит, что «Синоду и Патриарху принадлежит полнота судебной власти», подобно Архиерейскому собору. Положение выражается скромнее: «осуществляют судебную власть», позволяя думать, что Патриарх и Синод не являются, подобно Собору, источниками судебной власти в церкви.

Однако в следующей строчке, говоря о делегировании судебной власти Общецерковному суду (далее-ОЦС), Положение называет источником судебной власти не Архиерейский собор, а каноническую власть Синода и Патриарха. Остаётся неясным, сколько собственников судебной власти признаны в РПЦ: один или трое?

ОЦС оказывается исполнительным органом судебной власти, выполняющим техническую задачу, делегированную собственниками судебной власти. ОЦС не может самовольно возбуждать дело, его решения не имеют законной силы до утверждения Патриархом, который может отменить или изменить решение ОЦС. Его решение вступает в силу немедленно. Лукавое слово «делегирование» маскирует коллегиальностью ОЦС единоличный суд собственника судебной власти.

Вторая часть статьи 3 Положения указывает единоличного собственника судебной власти в епархии: «Полнота судебной власти в епархии принадлежит епархиальному архиерею».  По делам о церковных правонарушениях епископ может принять судебное решение самостоятельно или передать дело на рассмотрение епархиального суда. Решения епархиального суда вступают в законную силу через утверждение епископом. Епископ может отменить или изменить решение суда. Решение епископа вступает в силу немедленно. «Судебная власть епархиального суда проистекает из канонической власти епархиального архиерея, которую епархиальный архиерей делегирует епархиальному суду».  

Положение не приводит конкретные каноны в обоснование церковности правовых принципов. Каноны не подтверждают самовластие епископа. Положение полагает в основу церковного судопроизводства частное право епископа на судебную власть.

Дальнейший текст Положения детализирует и углубляет это право. «Отказавшись от евхаристического источника власти епископа, церковное сознание должно было заимствовать из эмпирической жизни принцип права для обоснования власти епископа. Идея правовой власти привела к установлению правовых отношений между ним и членами его церкви. Иерархическое служение, вытекающее из самого существа Церкви, получило обоснование, которое вообще не содержится в Церкви. Власть епископа, основанная на праве, привела к идее правового ограничения этой власти на Московском соборе 1917-18 г.» (Афанасьев прот. Николай. «Церковь Духа Святаго». Рига 1994 г., стр.2).

Уставы РПЦ 1988, 2000 и 2011г. упразднили все правовые ограничения власти епископа и контролирующую власть Поместного собора. Вопрос о церковном обосновании самовластия Положение не рассматривает. Непонятно, чем отличается «полнота судебной власти епархиального епископа» от полноты его административной власти. В обоих случаях применяются одни карательные санкции и отсутствует ответственность за превышение власти. Зачем неограниченную власть дополнять сомнительным институтом «церковного суда»?

Положение не ставит ни церковной, ни правовой задачи судопроизводства. Обратимся к той «эмпирической жизни», из которой «церковное сознание заимствовало принцип права». Посмотрим, как она ставит задачу суда.

Конституция РФ обосновывает судебную власть обязанностью государства защитить права и свободы человека и гражданина (ст.46,1). «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства» (Ст.2).

«Никто не может быть лишён права на рассмотрение его дела» (Ст.47, 1).

«Все равны перед законом и судом» (Ст.19,1-3).

Приведённые положения Конституции РФ отражают два евангельских принципа:

1. принцип справедливости: «во всём, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними; ибо в этом закон и пророки» (Мф.7, 12).

2. иерархию ценностей: человек является первичной ценностью, а закон - вторичной. «Суббота для человека, а не человек для субботы. Посему Сын Человеческий есть господин и субботы» (Мр.2, 27-28).

В отличие от Конституции РФ Устав РПЦ вводит в церковь принцип неравенства христиан перед законом и судом (Устав гл.7, п.8;).                                                           

Положение не ищет евангельских обоснований, не претендует на справедливость, опускает библейскую идею правосудия, отражённую в Апостольских и Вселенских канонах и правилах святых Отцов.

Условия и принципы, заявленные Положением, предопределяют качество епархиального правосудия. Его эффективность выявляет практика применения. Церковность Положения следует оценивать с человечных позиций Евангелия (Мф.26, 31-46).

Положение не опирается на «священные каноны». Слепая ссылка на «основы церковного судопроизводства» маскирует отступление от канонического предания Православной Церкви. Каноны представляют правила жизни и веры. Отцы принимали их параллельно с догматами. Принятый догмат закреплялся богослужебной и канонической практикой. Законодательные нормы отображали догматическое учение о святой Троице, Боговоплощении и «Церкви Господа и Бога, которую Он приобрёл Себе Кровию Своею» (Деян.20,28). Каноническая традиция не отдаёт церковную власть в собственность и не признаёт диктатуру епископа.

«Определение об епархиальном управлении» от 22.02.1918 г. констатирует:

«архиерей пользуется, по Божественному полномочию, всей полнотой иерархической власти в делах веро- и нравоучения, священнодействия и пастырского душепопечения».

Аналогичный текст мы находим в Уставе РПЦ (гл.10, 11). Он тоже подразумевает «Божественное полномочие» власти, которой епископ «пользуется».             

Положение декларирует текст, имеющий формальное сходство с Уставом (10,11) и существенно отличается в понимании природы власти епископа. В отличие от Уставов Православной Всероссийской Церкви и РПЦ, Положение передаёт судебную власть в собственность епископу. Епископ приватизирует и «делегирует власть епархиальному суду». «Божественные полномочия» не подразумеваются там, где епископ сам оказывается Источником «канонической власти», которая из него «проистекает».                        

Являясь подзаконным актом Устава РПЦ, Положение вступает в противоречие с ним. Признавая епископа источником правовой власти, Положение не обосновало заявленный принцип. Правовая власть никогда не получала в церкви богословского обоснования, поскольку корни права остаются вне церковных пределов.

В исторической ретроспективе власть имеет одно из трёх оснований:

1. В монархиях власть имела божественную санкцию. Правитель являлся либо богом, как римский кесарь и египетский фараон, либо помазанником Бога, как библейские цари или византийские и российские самодержцы. Помазание не входит в таинство поставления епископа. Восточная Церковь, в отличие от Западной, не называет епископа наместником или помазанником Бога.

2. Демократическое государство исходит из либеральной системы ценностей. Оно ставит человека в центр законодательства. Государственная власть обоснована интересами, правами и свободами человека, как мы видели в Конституции России.

В первом случае источником власти является Бог, во втором – человек.

3. Главой Церкви является Богочеловек: «Того даде главу выше всех Церкви» (Еф.1,22). Иисусу Христу принадлежит полнота власти: «Ему слава и держава во веки» (1Пет.5,11). Власть епископа можно обосновать повелением: «паси овцы моя» (Ин. 21, 16). Это повеление имеет условие: «любишь ли ты Меня?». Во Христе обоснована власть любви. На её основе возникает пастырство. «Одно стадо и один Пастырь» (Ин.10,16). Христос не отдаёт овец в собственность епископу. Он поручает овец его попечению и потребует отчета. Так понимала власть епископа Восточная Церковь. Епископы РПЦ считают себя хозяевами стада, не оставляя места Христу.

Господь чётко определил характер власти в церкви: «Цари господствуют над народами и владеющие ими благодетелями называются. А вы не так: но кто из вас больше, будь как меньший, и начальствующий – как служащий…Я посреди вас, как служащий» (Лк.22: 25, 27). «Если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. Ибо Я дал вам пример» (Ин. 13, 14). Власть насилия разделяет. Власть любви соединяет.

Положение не обосновало правовую власть епископа. Власть, «проистекающая» из персональной воли человека, не нуждается в обосновании. Своевластие само себя обосновывает. Возникает уникальная система ценностей, в которой власть не имеет обоснования ни в Боге, ни в человеке. В её основу положено своевластие функции, в которую Положение превращает епископа. Неумолимая логика ведёт к одному из двух обоснований своевластия: либо – гуманистической идее сверхчеловека, либо - культу человекобога. В этой системе вполне логично отрицание интересов, прав и свобод христианина. С такой же необходимостью исключена Божественную власть. Власть имеет только один источник и одного собственника. Нечестиво предполагать, что Бог делит власть с епископом. Если признать Положение церковным документом, возникает неувязка. Права и свободы принадлежат епископу. Прочие обязаны исполнять долг.

Положение пренебрегает правосудием, ибо автор пренебрегает человеческим лицом, в котором отражён Лик Христов: «как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф.25, 40). Положение считает более важной задачу навести порядок: «ограждать паству Церкви Божией от ересей, расколов, нестроений и бесчиния, помогать покаянию, исправлению и спасению преступников, имея в мыслях благо святой РПЦ и спасение ближних» ( Присяга судьи).          

Эти глобальные цели не включают заботу о правах, достоинстве и судьбе христианина. Человеком можно пренебречь во имя высоких целей: «лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели весь народ погиб» (Ин.11,50). Иисус приносит в жертву Самого Себя. Каиафа предлагает принести в жертву Иисуса. Результат одинаковый: «Сын Человеческий идёт, как писано о Нём». Но разная мораль: «горе человеку тому, имже Сын Человеческий предается» (Мф.26, 24). Что предпочесть: жертвенность или целесообразность? Лукавая мудрость Каиафы по сей день находит последователей в РПЦ. Христова Церковь является Богочеловеческим организмом. Её нельзя ни обезбожить, ни обесчеловечить.


      Чувства, которые переживаем, не следует путать с мыслями, которые формируют наше сознание или из него следуют. Чувства действительны и естественны, а мысли верны или ошибочны. Каждый переживает чувство справедливости. Нас огорчает упрёк или оскорбление. Печалит, когда не оплатили наш труд, не оценили приложенные усилия, не ответили вниманием на заботу. Чужое переживание заслуживает сочувствия и не бывает ни истинным, ни ложным. Другое дело, понимание, когда наши впечатления и чувства осознаются, возводятся на уровень проблемы и приобретают определённое содержание. С этого момента понимание становится истинным или ложным. Естественное чувство справедливости приходится отличать от верного или ошибочного понимания справедливости.
     
Для одних понятие справедливости включает месть, признаёт чувство мести законным, находит для него теоретическое обоснование и практическое применение. Если некто меня ударил, следует дать сдачи, иначе "безнаказанность разбудит в нём звериный инстинкт насилия". Дети нередко обижают слабых и беззащитных, желая самоутвердиться. То же случается в армии, в тюрьме, в любом человеческом стаде, где отношения строятся на праве сильного. То же самое в последнее время утвердилось в епархиальной жизни. Епископ не несёт ответственности за превышение властных полномочий. Отсутствие сдерживающих факторов приводит к произволу. Возникает коллизия между чувством справедливости, очеловечивающим общество и звериным инстинктом насилия. Как лава из вулкана, вырываются на поверхность бытия пламена низменных страстей: самоутверждение, жажда власти и насилия, возмущение, нетерпимость и гнев.
       
Иные полагают справедливым сострадание твари и сочувствие человеку, требующие самоограничения. Такой взгляд выражен в аскетизме, который значим не только у христиан. Нехристианский Восток, буддизм и проч. пропитался идеей непротивления злу насилием, милости и сострадания. «Что есть сердце милующее?»
       
Преп. Исаак Сирский объясняет: «возгорение сердца у человека о всём творении, о человеках, о птицах, о животных, о демонах и о всей твари. При воспоминании о них и при воззрении на них, очи у человека источают слёзы. От великой и сильной жалости, объемлющей сердце, и от великого терпения умиляется сердце его, и не может оно вынести, или слышать, или видеть какого-либо вреда, или малой печали, претерпеваемых тварью. А посему, и о бессловесных, и о врагах истины, и о делающих ему вред, ежечасно со слезами приносит молитву, чтобы сохранились и были помилованы; а также о естестве пресмыкающихся молится с великой жалостью, какая без меры возбуждается в его сердце до уподобления в сем Богу» (М.1854; Слово подвижнническое 48; с.254).
     
Христианину следует найти чёткое определение для понятия справедливости, чтобы не смешивать его ни с милостью, ни с насилием. Такое замечательное по своей ясности определение даёт в Евангелии Христос Спаситель: «Итак, во всём, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так вы поступайте с ними; ибо в этом закон и пророки» (Мф.7,12; Лк.6,31).
       
Заповеданный Христом принцип справедливости требует от человека активности. Не принимать навязанную позицию, но предложить доброжелательность, как норму взаимоотношений, увлекающую к уступкам, жертве, в конечном итоге, к милости. В таком контексте мы находим этот принцип в Евангелии от Луки. Этот контекст помогает понять, что справедливость является гранью между законом и любовью. Юстиция переводится именно этими двумя словами: справедливость и законность. Это та грань, за которой нет любви. Справедливость является нижним пределом любви.
       
Совершенство любви являет самопожертвование: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» (Ин.15,13). Христос указывает совершенство в любви Пастыря: «Пастырь добрый полагает жизнь свою за овец» (Ин.10,11). Лестница к совершенной любви начинается с принципа справедливости: возлюби ближнего как себя; поступай с ним, как хочешь, чтобы с тобой поступали. К любви ведут ступени доверия, прощения, терпения, примирения. Уступая своё другому, будешь расти до того предела, когда принесёшь ему в жертву самого себя. Это вершина любви. А основание любви полагает справедливость. Ниже справедливости любовь подменяется правом. Но право не имеет корней в церкви. Церковь пользуется правом, но корни его живут за её пределами. Право получает значение в церкви, когда оскудевает любовь. «Милости хочу, а не жертвы» (Ос.6,6; Мф.9,13; 12,7).


    Христианское сознание трепещет, в ожидании грядущего суда. «Помышляю день страшный и плачуся деяний моих лукавых». «Окаянный трепещу страшного дня судного». Реквием Моцарта называет суд «dies ire»- день гнева. Мы просим у Бога «христианской кончины и доброго ответа на страшном суде Христовом».
     
Содержание суда раскрывает евангельская притча об отделении агнцев от козлов. Сердце приходит в смятение от того, что нас осудят не за то, что мы совершили, а за то, чего не сделали.             Осуждённые отвергаются за поступки, совершить которые им не пришло в голову:
   - Голоден был - не накормили. Жаждал - не напоили. Болен - не пришли ко Мне.
       С ужасом спрашивают грешники:

   - когда мы не послужили Тебе?
   - если вы не послужили братьям Моим меньшим, не послужили Мне.
   
И идут грешники в муку вечную, праведники же - в жизнь вечную. Притча осуждает грехи против милосердия: равнодушие, черствость и бессердечие. Христиане каются в собственных грехах и видят себя судимыми. Отсюда возникает страх перед грядущим судом. Поэтому мы молимся: «Боже, милостив будь ко мне грешнику». Мы просим на суде не справедливости, а милости.
     
Ветхозаветные иудеи совсем иначе воспринимали суд Божий: «Да веселятся и радуются племена! Ибо ты судишь народы праведно». «Да радуются поля и дубравы пред лицом Господа, и всё, что в них. Он идёт судить землю». «Суди меня Боже по правде твоей!» Иудеи ожидают справедливости и радуются суду. Они представляли Бога в образе земного судьи, видели на скамье подсудимых своих обидчиков и просили строгого суда. Себя они считали истцами, которым не надо доказывать свою очевидную правоту.
       
Из притчи о судье неправедном видно ещё одно отличие ветхозаветного суда. Современный судья обязан рассмотреть дело. Попасть к нему не сложно, но мы избегаем обращаться в суд без крайней нужды. К судье из евангельской притчи трудно попасть. Богатый сосед отобрал у вдовы огород, а защитить некому. Если удастся подать иск, суд защитит её. Вот и приходится надоедать судье изо дня в день.
     
«Бог будет судить вселенную по правде», «Бог услышит вопль угнетённых». «Судит праведно людей Своих и нищих Своих». «Спасёт сынов убогого и смирит притеснителя». «Дайте суд бедному и сироте, угнетенному и нищему оказывайте справедливость. Избавляйте бедного и нищего из рук сильного».
       
Трагедия униженных и оскорбленных в том, что жаловаться некому. Никто не выслушает и не пожалеет. Они ожидают прихода истинного Судии, Который защитит. Иудеи видят в грядущем судье Мессию. Они радуются суду. Они видят в нем не конец истории, а начало своего царства над всеми народами вместе с Мессией.
       
Иудеи не поднимают вопрос о своей праведности и не считают себя праведниками перед Богом. В псалмах очевидны мотивы покаяния в грехах. «Помилуй мя, Боже, по великой милости Твоей и по множеству щедрот Твоих очисти беззакония мои». Они считают себя правыми, а не праведниками. Бог утвердит Своим судом не праведность их, а правоту.
       
В христианском сознании страх перед судом затмевает радость встречи со Христом. Суд означает катастрофический конец человеческой истории. Явление антихриста, подмена ценностей, обман и насилие в конце истории гасят надежду. Погибель кажется неизбежной и вызывает ужас. Так ответ Христа о трудности спастись богатому вызвал ужас учеников: «кто может спастись?» Но Христос отвечает надеждой: «невозможное для людей возможно Богу. Всё возможно Богу».                       Страшный суд не следует ожидать со страхом. «Огонь вечный уготован дьяволу и ангелам его». Дети Божии призваны «наследовать царство, уготованное им от сложения мира». Христос     разрушил ад и победил смерть - пишет Златоуст в слове на Пасху. Разве это не основание для радости и надежды?
     
Крестная смерть Спасителя воспринимается христианами не только как ужас несправедливости и насилия, но как победа над человеческим грехом и искупление нас от ада. Мы воспринимаем ужас креста сквозь свет воскресения и победы Иисуса: «Я совершил дело, которое Ты поручил Мне».                 На Страшном суде явится Победитель падшего мира, открывающий новое бытие. К нам идёт
 Спаситель, Которого любим, молимся и ждем из поколения в поколение. Его пришествие означает воскресение из мертвых, которого чаем. Суд открывает итог человеческой истории, в которой состоялся замысел Божий. Спасение совершилось, и теперь «нового неба и новой земли по обетованию Его чаем, в них же правда живет».
       
Дмитрий Ростовский спрашивает: "почему мы называем суд страшным?" И сам отвечает: "суд страшен для грешников". Христианину следует каяться в своих грехах, но хранить, а не отвергать славу и радость грядущего суда из страха осуждения. Покаяние ведёт не к ужасу и отчаянию, а к надежде воскресения и жизни вечной. «Любовь вон изгоняет страх»- пишет апостол. Верим в божественное милосердие, верим, что: «Сын Человеческий пришёл не погубить души человеческие, а спасти» (Лк.9, 56). И дело спасения совершил.

                                                                                          «Судите судом праведным» (Ин.7,24).
      Первая статья Положения "о канонических основаниях судебной системы РПЦ" предлагает неканонические основания судебной системы. Положение слеплено в юридическом отделе МП, как ласточкино гнездо, из отдельных кусочков, комочков и веточек, заимствованных из разных кодексов ГК, ГПК, УПК РФ, даже пара текстов из церковных канонов. Церковные каноны формируют принципиально иное устройство церковного суда, противоречащее Положению.
       
Церковные каноны знают суд епископов. 12 епископов судят епископа; священника судят шесть епископов и свой; три епископа судят диакона. При разногласиях приглашают большее число епископов. (Ап.74. Карф.12; 29. Втор.6). Теоретически суд над епископом Положение допускает. На практике суд над епископом не допускается. Положение отказалось от суда епископов над клириками. Епархиальный епископ единолично судит клириков и мирян, что ведёт к произволу.
       
В Положении отсутствует основы и задача судопроизводства. Закройщики из юридического отдела МП сшили церковный кодекс из понятий гражданского, уголовного и административного права, изменив смысл многих положений, иногда, вплоть до обратного, внося законы собственного сочинения, обрамив блёстками канонического права.
     
Обычно суды различаются по задачам и способам, их выполнения. Гражданский, арбитражный и третейский суды решают споры между истцом и ответчиком. Уголовный и административный суды выносят подсудимым приговор за правонарушения. Положение совместило несовместимые задачи и перемешало статусы участников процесса.
     
Епископ предложил принять новый Устав в Приходе святых Жен Мироносиц. Предложение разделило приход на сторонников и противников. Суд мог разрешить спор, признав право каждой стороны на свободное волеизъявление в соответствии с законом РФ и уставом Прихода.
Суд не установил истца в споре и не пригласил в судебное заседание. Пригласив ответчиков, суд выступил в интересах истца и обвинил ответчиков в правонарушении за высказанное мнение об Уставе Прихода.
     
Положение противоречиво, статьи недоговорены, неопределённы, часто двусмыслены. Невозможно определить фундамент, на котором выросло Положение о церковном суде. Каноничность документа ограничена его соборным утверждением. Из трёх судебных инстанций, учреждённых Уставом РПЦ, практически применяются только две: первая и вторая для клириков и мирян; вторая и третья-для архиереев. Надзорная инстанция не существует. Не поставлена основная задача суда– вершить правосудие.
       
Задачу судопроизводства устанавливает статья 2 Положения. Она называется: «Предназначение церковных судов» и состоит из одного пункта: «Церковные суды предназначены для восстановления нарушенного порядка и строя церковной жизни и призваны способствовать соблюдению священных канонов и иных установлений Православной Церкви». Содержание первой задачи, во-первых, широко до неопределённости: «предназначены для восстановление порядка и сохранение строя церковной жизни». Непонятен объём задачи и его конкретное содержание. Входит сюда восстановление справедливости и правды? Станет суд защищать слабого от сильного, обиженного от обидчика, правого от насильника? Положение не отвечает.
Во-вторых, возлагает на суд обязанности, которые он заведомо не может исполнить. Судебная власть исследует дело и выносит решения.  Исполнением решений занимается исполнительная власть.               Вторая задача - «способствовать соблюдению священных канонов и иных установлений Православной Церкви» - указывает на «каноны и установления» в качестве объекта деятельности суда. Положение игнорирует человека, как объект домостроительства, ради которого распялся Христос. «Ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову. Сион спасется правосудием» (Ис.1; 17, 27).
       
Устав РПЦ учреждает церковный суд (гл.1,8) и запрещает клирикам и мирянам обращаться в органы государственной власти и в гражданский суд (гл.1 п.9). Положение о церковном суде не ставит задачу защитить человека - клириков и мирян. Куда обратиться обиженным и оскорбленным? Положение исключило основную задачу, выражающую природу суда – правосудие. Суд, который не вершит правосудия, «выбрасывают вон на попрание людям, как соль несолёную» (Мф.5, 13).   

Преступный суд (ч.2).


    Церковный суд должен быть организован на канонических основаниях. Этого требует задача церковного суда, заявленная в «Положении о церковном суде РПЦ МП» (далее- Положение). Положение в ст.2 сообщает о предназначении церковных судов: «Церковные суды предназначены для восстановления нарушенного порядка и строя церковной жизни и призваны способствовать соблюдению священных канонов и иных установлений Православной Церкви». РПЦ заявляет, что ее нормы материального и процессуального права, принятые в Положении, основаны на канонических принципах Вселенской Церкви. В случае противоречия каноническим принципам, нормы Положения не могут иметь силы. Положение принимает канонические правила в качестве основополагающих норм церковного судопроизводства. Посмотрим, насколько Положение соответствует каноническим нормам Вселенской церкви.
     
Первым и необходимым условием возбуждения церковного судопроизводства Вселенские соборы полагает жалобу, написанную двумя обвинителями и подписанную их именами. Собор полагает, что обвинение в церковном правонарушении принимается не от всех доносителей. Лицо обвинителя и свидетеля должно  предварительно исследовать.
К обвинениям и свидетельству против епископа и клирика допускаются лица, достойные доверия. Незаконными свидетелями по церковному правонарушению считаются: еретики, издавна объявленные чуждыми церкви и раскольники.
Осужденные, изверженные и отлученные клирики и миряне не допускаются к свидетельству, пока не очистятся от обвинения.
     
Обвинители, ничем не опороченные, представляют свои обвинения всем епископам области и лично подтверждают их доводами (Втор.6). От одного обвинителя, даже епископа, обвинение не принимается (Карф.147).
Мы находим три требования Вселенской Церкови для возбуждения дела в церковном суде:
        1. Должна быть подана жалоба.
         
2. Жалоба не может быть анонимной.
         
3. Жалобу подписывают своим именем не менее двух лиц.
Положение тоже указывает основания к возбуждению судебного дела:
«1. Дело, требующее исследования, передается епархиальным архиереем в епархиальный суд при наличии следующих оснований:
       
1. заявление о церковном правонарушении;
       
2. сообщение о церковном правонарушении, полученное из иных источников» (Положение, п.1-2 ст.33).
Первый из пунктов ст.33 соответствует Вселенским канонам. Его подтверждает ст.34:
«1. Заявление о церковном правонарушении, подлежащее рассмотрению епархиальным судом, должно быть подписано и подано членом или каноническим подразделением Русской Православной Церкви на имя епархиального архиерея той епархии, в юрисдикции которой находится обвиняемое лицо».
         
Этот пункт подтвержден также ст.35: «1. Заявление о церковном правонарушении должно быть подписано заявителем. Анонимное заявление о церковном правонарушении не может служить поводом для рассмотрения дела в церковном суде».
           
2-ой пункт ст.33 противоречит первому пункту и каноническим нормам. Положение пользуется принципом анонимности, признавая основанием к рассмотрению дела «иные источники», не названные и не определённые. Положение указывает «иное» основание, которого нет в канонических правилах Вселенской церкви. Положение не подтверждает п.2 каноническими нормами, и не разъясняет «иные источники», из которых можно получить сообщение о правонарушении. Очевидно, что п.2 ст. 33 Положения противоречит канонической норме и не имеет канонической силы. Обращаю внимание на этот факт, поскольку на его основании ПЕС принял решение об исключении членов из Приходского собрания храма святых Жен Мироносиц.
     
Вызванный в судебное заседание, я заявил ходатайство представить исковое заявление. Суд отказался предъявить основание к рассмотрению дела. Председатель суда сказал: «епархиальный архиерей может передать дело в епархиальный суд как по собственному усмотрению, так и при наличии заявления о церковном правонарушении». Положите руку на Евангелие и прочитайте текст присяги.
       
Свящ.Павел: Я, обвиняемый священник Павел Адельгейм, давая свидетельские показания церковному суду, перед святым крестом и Евангелием обещаюсь говорить правду и только правду. Странно звучит термин «обвиняемый» перед судом, который не предъявил мне конкретных обвинений. Прежде всего, я хочу видеть заявление, на основании которого возбуждено дело по моему обвинению.        
      Председатель суда, протоиерей Петр Нетреба: «Владыка издал Распоряжение за № 29 от 23 мая 2011 года о том, чтобы было рассмотрено дело по приходу храма святых Жен Мироносиц г. Пскова в связи с неприятием 18 апреля 2011 года на приходском собрании устава местной религиозной организации в новой редакции, утверждённой священным Синодом РПЦ. Заявителя по этому поводу нету».
     
Для справки. Впервые эту норму канона нарушил папа Иннокентий 3-ий в 1198г. Папа направил легатов без заявления расследовать действия архиепископа Миланского и потерпел фиаско: архиепископ потребовал канонического обоснования. Неудача побудила папу Иннокентия создать в 1215 г. розыскной суд под названием «инквизиция», установивший право рассматривать дела без заявления, вопреки канонической традиции.       «Положение» закрепляет католический принцип в судопроизводстве РПЦ МП. Внесение новой нормы в Положение, теоретически обосновало и практически наделило церковный суд РПЦ МП статусом святой Инквизиции. Для полноты картины в РПЦ МП пока не хватает дыбы и камеры пыток.
    После отказа суда в первом ходатайстве, я заявил второе ходатайство: «покажите Распоряжение за № 29 от 23 мая 2011 года о  рассмотрении дела Прихода святых Жен Мироносиц г. Пскова.
     
Председатель суда: Такое Распоряжение в документах суда имеется, но в настоящий момент суд его не принес.
     
Свящ. Павел: Прошу объяснить, в чем Вы меня обвиняете.
     
Председатель: В непринятия нового устава прихода святых Жен Мироносиц на   приходском собрании 18.04.2011года..
-   На каком основании я должен принять новый устав?
-   На основании э.. э..распоряжения святейшего Патриарха.
-   Покажите мне такое распоряжение.
-   Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл определил срок перерегистрации приходов до 10.10.2010. Э..Э..значит.. нужно перерегистрировать приходы…
-   Покажите мне документ.
-   Я даю Вам информацию.
-   Я бы хотел получить документ.
-   Когда надо будет, получите, батюшка
-   То есть, документ Вы мне не предъявите?
-   Я Вам сейчас зачитываю разъяснения юридического отдела МП.
-   Прочитайте, что там сказано.
-   Патриархом Кириллом дано распоряжение…
-   Кому? Кому дано распоряжение?
-   Всем приходам
-   Там так написано: всем приходам?
-   Конечно.
-   Нет, там это не написано.
-   Как же? Написано. Определён срок перерегистрации приходов до 10…
-   Кому дано распоряжение?
-   Разумеется архиереям, всем епархиальным преосвященным РФ.
-   Если Распоряжение дано епархиальным епископам, это не ко мне. Я не архиерей.
-   Вы подчиняетесь настоятелю храма  Жен Мироносиц, ему дано устное Постановление …
-   Устного Постановления не может быть. Оно должно быть письменным.
-   Устное Распоряжение, чтобы храмы приняли новый Устав
-   Распоряжение должно быть письменное.
-   Хорошо, понятно. У нас есть Распоряжение, точнее, оно есть, но у нас нет его с собой.
-   Почему не обзавелись? Перенесите заседание и представьте…
-   Нет, мы не будем переносить…это Ваше мнение, а суд считает, нет необходимости             переносить. Так что, пожалуйста, дальше вопросы.
-   Какие вопросы? Если нет распоряжения, говорить не о чем.
-   Распоряжение есть. Вам об этом сообщил о. Сергий, я слышал.
-   О. Сергий мне сказал, что распоряжения не существует. Не вижу канонических                   оснований принимать решение. Я подчиняюсь церковным канонам, распоряжениям             Патриарха и архиерея, но распоряжений не вижу.
-   Нетреба: Вы должны подчиняться распоряжениям своего настоятеля.
   Адельгейм: Пусть напишет распоряжение, я подчинюсь.
Таким образом и в третьем ходатайстве - показать распоряжение архиерея об обязанности прихода принять устав - суд отказал. Суд прошёл в рамках розыскного процесса.

    

Время покаяния.


   Неудержимо течёт наша жизнь, братья. День за днём, год за годом тянется наша жизнь бесконечной нитью через невзгоды и радости, через печали и надежды. Тянется и  тянется нить в вечность, и наступает момент, когда обрывается нить. Подобно камню, пущенному из пращи, мы летим в вечность на встречу с Богом. Это всегда случается неожиданно. Хочется, чтобы встреча со Христом выросла в вечное пребывание с Ним. Для этого необходимо, братья, два условия.
  Во-первых,  благодарить Бога за всё, что имеем - за бытие, за духовные дары и приобретения, которые сопутствуют нам на земле. Во-вторых, стяжать покаяние за всё, что сделали недостойного, чем оскорбили Бога и унизили своё первое достоинство –образ Божий, которым одарил нас Бог. Враг человеческого спасения стремится удержать нас от покаяния и употребляет для этого два способа. Сперва он шепчет грешнику: «Рано тебе отказываться от удовольствий жизни. Ещё успеешь покаяться. Пока молод, греши. Будет время каяться, когда состаришься».
   Когда же человек испытает все земные удовольствия, враг шепчет ему: «Поздно тебе каяться. Ты столько нагрешил, что даже у Бога не хватит милости простить грехи твои. Живи, как жил и не пытайся изменить себя. Доживай в грехах век свой».
Из года в год призывает церковь задуматься о душе и преобразить её : «покаяния отверзи мне двери, Жизнодавче». Снова и снова мы слушаем эту песнь, чтобы сердце научилось искать у Бога помощи и отозвалось покаянием на встречу с Ним.
       
Однажды у преподобного Пимена спросили: сколько времени требуется на покаяние, достаточно ли трёх лет? Старец сказал:
- Это много.
- Может достаточно одного года?
-  И это много.
-  Сколько же времени требуется для покаяния?
- Покаяние не измеряется временем. Покаяние измеряется глубиной человеческого сердца. Чтобы научиться покаянию, нужно любить Бога. Покаяние- плод любви. Покаяние –осознание своего не достоинства, а любовь –стремление к единению с Богом.
Мы сегодня читали о притчу о блудном сыне и путях  возрождения человеческой души. Все мы заблудившиеся дети Божии. В этом смысле мы все сегодня именинники. Господь от всех нас ожидает покаяния.
 
Церковная книга рассказывает: на берегу озера стоял женский монастырь. Там жили две удивительные монахини-схимницы, сподобившиеся благодатных даров. На другом берегу жил отшельник со своим учеником. Старец посвятили свою жизнь молитве Богу и подвигам, и стяжал великие дары смирения и любви. Однажды ночью старец молился на берегу озера и вдруг увидел, как над монастырём поднимается огненный столб. В этом столбе ангелы возносили человеческую душу. Старец подумал: верно, умерла одна из двух схимниц, и помолился Богу об упокоении восходящей к небу души.
     
Когда наступило утро, он послал своего келейника, чтобы узнать, какая же из стариц умерла в эту ночь. Вернувшись, келейник, сказал: в монастыре всё спокойно и, слава Богу, все живы. Только у ворот монастыря нашли утром тело женщины. Стали выяснять, откуда эта женщина. Оказалась, что она была известной всему городу блудницей. Этой ночью благодать Божия коснулась её сердца и она решила изменить свою жизнь. Женщина пришла в монастырь, чтобы  посвятить оставшуюся жизнь покаянию.
Старец был удивлен: неужели ангелы возносили в огненном столбе душу грешницы? Он стал молиться Богу и просить вразумления. Как возможно, чтобы душу усопшей блудницы в огненном столбе возносили на небо ангелы?
     
И Господь ответил ему. Эта женщина действительно провела жизнь свою в грехе, но наступил в её жизни момент, когда душа её загорелась любовью к Богу, и она решила изменить свою жизнь. Её покаяние было огненным, и не требовало длительного времени для возрождения души. Покаяние возродило, преобразило её душу, и ангелы возносили в огненном столбе не душу блудницы, а душу святой Божьей.
  Эта повесть, братья, напоминает нам, что покаяние может каждого из нас преобразить, если сердце наше глубоко. Дай Бог, чтобы в нашей жизни наступил момент, когда в покаянии возродится душа, и Бог примет её в Свои вечные кровы.